Сказки Букника: о страхах, восторгах и других открытиях

 

 

|  4 декабря 2007  |  букник, букник-шоу, выставки, дети

 

Букник обещал впасть в детство 2 декабря на ярмарке NON/FICTION, но не впал. То есть он анонсировал свое намерение размножиться «Букнечегом», а все остальное сделал, как взрослый: пригласил взрослых людей, они говорили про то, что в их понимании литературы родом из детства, а что уже не родом из детства, потому что умерло.

Сетевой гуру Антон Носик рассказал, что все детские книги делятся на две группы: одни, которые и во взрослом возрасте можно взять в руки без недоумения и даже с нежностью, и другие – которые вообще неясно, как ты мог читать. И что первые – настоящая детская и просто Литература и есть. Среди тех книг, которые вызывают у нынешнего взрослого Антона Носика недоумение, он назвал «Одиссею капитана Блада», и, как позже выяснилось, – зря.
Поэт и журналист Юлия Идлис вспоминала, как остро и непосредственно воспринимались в детстве книги. "Синяя птица" Метерлинка внушала ей безотчетный страх своей таинственностью и всевластием, но «когда становишься взрослым, понимаешь, что все это - символы, и вообще вычитываешь множество зашифрованных в текстах смыслов, ты неизбежно теряешь непосредственность. Жалко ужасно».
Писатель, в том числе и детский, Линор Горалик попыталась прояснить взгляды тех, кто издает детские книги, на то, что такое детские книги. Так, в шесть лет сравнивая детскую и взрослую версии «Гарагантюа и Пантагрюэля», она выяснила, что в детскую версию не попали – нет, вовсе не эротические сцены, – а все длинные перечисления, в которых было больше трех предметов (а мы понимаем, что Рабле писал в духе эпохи, а именно – с важными подробностями), и сцены насилия в том или ином виде. Вот почему у многих детей складывается представление о романе Рабле, как о книжке про еду (единственное, что там остается после сокращений), объяснила Линор. Эта история во многом проясняет официозную точку зрения (эпохи детства нынешних тридцати- и сорокалетних) на детскую литературу как на «сопли с сахаром». В ней не может быть горя, если она не про войну. Бомбежки и происки врага были единственной допустимой трагедией в советской детской литературе. Сейчас, конечно, совсем другое дело: выходит множество самых разных книг, и вот одна из них привлекла внимание Линор – «Лето Гармана». «Эта книга начисто лишена соплей с сахаром, она показывает, что ребенок может быть несчастен самыми разными способами», - сказала в заключении Линор.

Психологическим этюдам гостей писатель Сергей Кузнецов противопоставил взрослый подход к детской литературе – он рассказал историю одного изыскания. Прочитав вместе с дочерью «Одиссею капитана Блада» Рафаэля Саббатини, он был изумлен высоким качеством перевода этого романа и выяснил, что его переводили советские резиденты. О том, кто они и как они связаны с сайтом Букника, вы узнаете из следующих подкастов.

Сергей Кузнецов также зачитал несколько сказок, пришедших на конкурс Букника. По версии народного голосования победила сказка Инны Грановской "Позвони мне, позвони". Выбор редакции пал на сказку Татьяны Бонч "Майшенька". Татьяне Бонч мы вручили приз сразу после утренника, а Инна Грановская и остальные участники конкурса могут обратиться за призами в редакцию. Мы считаем, что подарки, предоставленные Международным исследовательским центром российского и восточноевропейского еврейства, заслужили все.

В сегодняшних подкастах о конкурсе и о сказке-победителе рассказывает Сергей Кузнецов. О том, как все переменилось, - Антон Носик.


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Рекомендуем посмотреть