Первый еврейский хиппи

 

 

|  28 ноября 2008 Беня Зильбер   |  израиль, караоке, поэзия, поэты, сионизм, судьбы

 

Обычный провинциальный вундеркинд, в 14 лет получивший из рук императора Австро-Венгрии Франца-Иосифа премию за поэму, написанную к столетию присоединения Буковины к Австрии.
Достигнув чуть более — но не намного более — зрелого возраста, он отправился путешествовать по миру и в Стамбуле, который на исходе XIX века был самым настоящим центром этого мира, познакомился с английским просветителем и богачом сэром Лоренсом Олифантом. Они быстро нашли общий язык, и Олифант, собиравшийся посетить Палестину, взял с собой Герца секретарем. Должность, которая в те времена означала все и ничего. Впрочем, Нафтали среди многочисленных языков знал иврит, что, безусловно, могло оказаться полезным.
Они поселились в немецкой колонии в Яффе. Здесь Нафтали чувствовал себя как рыба в воде. Он с удовольствием обсуждал поэзию Гете с немцами, философию Ларошфуко с французами и особенности дендизма с англичанами. Но главным его удовольствием стал роман с женой сэра Олифанта, красавицей Элис ле Стрейндж. Немолодой и мудрый патрон закрывал на это глаза. Это был первый и последний счастливый период в жизни Нафтали, окончившийся двумя подряд несчастиями: вначале тропической лихорадкой умерла Элис, а затем и сам Олифант.
Осиротевший Нафтали пустился в скитания. И в скитаниях добрался до местечка Рош-Аникра, что на крайнем севере современного Израиля.
Здесь ему вновь повезло: его приютил местный аптекарь. Особенным везеньем было то, что в погребе у аптекаря имелся изрядный винный запас, который Нафтали систематически истреблял, покуда благодетель трудился в своей аптеке. Легенда гласит, что первую строку «Атиквы» нетрезвый Нафтали написал на стене аптекарского дома.
Он публикует в Иерусалиме книгу стихов, среди них «Тикватейну» — «Наша надежда», будущий гимн. Легенда умалчивает о том, покинул ли Нафтали гостеприимный приют сам, по окончании винных запасов, или же его выгнали по обнаружении их окончания.
Так или иначе, следующие три года своей недолгой жизни он провел в Англии. Спонсоров судьба больше не подгоняла, и, очумев от нищеты, Нафтали отправляется в Америку.
В 1906-м, пьяный и оборванный, он пытается пройти на съезд американских сионистов, охранники не впускают его. Заседание окончилось коллективным пением «Атиквы», которое Нафтали слушал, дрожа от холода на улице. Жить ему оставалось недолго. Он умер всеми покинутый и безвестный в 1909 году. "Надежда" жива по сей день.

Песню исполняют прекрасные Айала Дотан и Яэль Эйлат Hatikvah.
Песня размещена с разрешения исполнительниц.


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Рекомендуем посмотреть