Царь. Очень приятно, царь...

Недельная глава Шофтим (Второзаконие 16:18–21:9)

В конце восьмидесятых годов автор этих строк зашел как-то в хабадскую синагогу в Марьиной роще – не нынешнюю каменную махину, а скромное деревянное здание, где были странные и загадочные люди, вернувшиеся к вере предков еще в брежневскo-андроповские годы.

С одним из членов общины мы тогда разговорились. Поскольку основной темой тогдашних еврейских бесед было "не знаю, о чем вы, но ехать надо", разговор, естественно, в какой-то момент перешел на Израиль. И я с удивлением услышал примерно следующее:

- Израиль - неправильное государство, нееврейское...
- ???
- Для того чтобы стать еврейским государством, как минимум надо было выбрать царя.


За отсутствием каких-либо знаний я тогда не смог ничего ответить, так что эту статью можно считать запоздалым продолжением того давнего разговора; тем более, что в недельной главе Шофтим мы, среди прочего, читаем именно об избрании еврейского царя:

Когда придешь ты в страну, которую Бог, Всесильный твой, дает тебе, и овладеешь ею, и поселишься в ней, и скажешь: "Поставлю я над собою царя, подобно всем народам, что вокруг меня", - то поставь над собою царя, которого изберет Бог, Всесильный твой, из среды братьев твоих.
(Втор 17:14-15)

О еврейском царе Тора действительно говорит прямым текстом. Однако означает ли это, что мой тогдашний марьинорощинский собеседник был прав и что с религиозной точки зрения монархия является единственной легитимной формой еврейской государственности?

Ответ на этот вопрос не так прост, как может показаться. С одной стороны, последние главы Книги Судей, безусловно, написаны монархистом, полагавшим, что отсутствие царя является главным источником всякого зла и нестроения. Поэтому, описывая очередное прегрешение сынов Израиля, он каждый раз назидательно добавлял: "В те дни не было царя во Израиле, всякий то, что прямо в его глазах, делал" (Суд 21:25). Однако в той же Книге Судей мы находим и другое мнение – что власть одного человека несовместима с центральной идеей еврейской религии – властью Бога над своим избранным народом: "И сказали мужи Израиля Гидеону: Правь нами и ты, и твой сын, и сын твоего сына, ибо ты спас нас от руки Мидьяна. И сказал им Гидеон: "Не буду править я вами, и не будет править мой сын вами. Господь будет править вами" (Суд 8:22-23).

В начале Первой Книги царств евреи обратились к пророку Самуилу с просьбой поставить над ними царя. Эта просьба вызвала весьма негативную реакцию не только оскорбленного пророка, но и самого Бога:
И сошлись все старейшины Израиля, и пришли они к Самуилу в Раму. И сказали они ему: Вот ты состарился, а твои сыновья не ходили путями твоими. Ныне: поставь нам царя, чтоб судить нас, как у всех народов. И худо было речение то в глазах Самуила, когда сказали они: Дай нам царя, чтоб судить нас! И молился Самуил Господу. И сказал Господь Самуилу: Внемли гласу народа во всем, что скажут тебе, ибо не тебя отвергли они, но Меня отвергли они от царства над ними. Как все те деяния, что делали со дня, когда Я их возвел из Египта, и по сей день, и покидали они Меня и служили божествам иным, такое они делают также и при тебе...
(I Цар 8:1-9).

Впрочем, в конечном итоге Всевышний велел Самуилу удовлетворить народные чаяния. Евреи получили царя (им стал Саул из колена Вениамина), после чего еврейское государство оставалось монархическим вплоть до падения Храма.

Значительно проще ситуация выглядит в Талмуде. По мнению мудрецов, избрание царя является одним из заповедей Торы:

Сказал р. Иуда: три заповеди были обязаны исполнить евреи, овладев страной Израиля: назначить царя, стереть память об Амалеке и построить Храм.
(Сангедрин 20б)

Что же до антимонархических протестов Первой Книги царств, то мудрецы объяснили их следующим образом:

Сказал р.Элиэзер бен Цадок: старейшины обратились с законной просьбой, как сказано: поставь нам царя, чтоб судить нас, как у всех народов (8:5). Однако простонародье, пришедшее с ними, добавило от себя требование незаконное, как сказано: Но отказались они, народ, внять гласу Самуила, и сказали они: Нет, только бы царь был над нами! И будем также и мы как все народы, и судить нас будет наш царь и выступать перед нами, и вести будет он наши войны (8:19-20)
(Сангедрин 20б)

То есть, по мнению р. Элиэзера, гнев Всевышнего был вызван только тем, что евреи "превысили полномочия", данные им в Торе, то есть попросили царя не только в качестве правителя, но и в качестве военачальника.

Аналогичной точки зрения придерживался и Маймонид, который в своем галахическом своде воспроизвел слова р. Иуды практически дословно:

Три заповеди были даны евреям перед тем, как они вошли в страну Израиля: назначить царя...
(Мишне Тора, Законы Царей 1:1)

Однако в начале XVI века с резкой критикой монархизма выступил p. Исаак Абрабанель – известный раввин, комментатор и философ.
Дон Исаак Абрабанель обладал достаточно уникальным для средневекового раввина опытом. Во-первых, об искусстве управления государством он знал не понаслышке: Абрабанель последовательно служил советником по финансам португальскому, испанскому и неаполитанскому королям. А во-вторых, он, в отличие от многих, имел практическую возможность сравнивать различные формы правления – последние годы жизни дон Исаак жил в Венецианской республике.

Согласно Абрабанелю, ни история, ни современность никак не доказывают, что монархия является наиболее эффективной формой правления:

Посмотри на государства, управляемые королями, и сравни их с государствами, где правят выборные советы и магистраты <...>. Пока Рим был республикой, управляемой переизбираемыми консулами, он повелевал всем миром, а когда стал монархией, то пришел в упадок. Или в наши дни: республики Венеция и Флоренция процветают и являются "жемчужинами среди наций". Или другие государства, где правят люди, избираемые на определенный срок: эти страны не знают обмана и коррупции, и никто из их граждан не смеет нарушить закон.

Согласно Абрабанелю, не только история, но и сама логика свидетельствует о преимуществе республики перед монархией. Во-первых, хорошо известно, что "ум хорошо, а два лучше". Во-вторых, куда более вероятно, что правящий в одиночку совершит преступление – ведь когда правят многие, то всегда найдется, кому протестовать. И, наконец, если человек знает, что выбран на время и будет вынужден в конце дать отчет, то он будет бояться общественного мнения.

Раскритиковав институт монархии в целом, Абрабанель попытался обосновать, почему царь в особенности не нужен евреям. У царя, по мнению Абрабанеля, есть три основные функции: защищать народ от врага, давать людям законы и вершить правосудие. Однако ни для одной из этих целей царь, по мнению Абрабанеля, евреям не нужен:

Евреи не нуждаются в царе для ведения войны, поскольку Бог защищает их и воюет за них <...> И не нужен им царь, чтобы давать законы, поскольку Моисей уже дал им Закон – Тору <...> И, наконец, не нужен евреям царь, чтобы карать преступников – ибо Синедрион и без того имеет такие полномочия <...>

Таким образом, еврейское Средневековье оставило нам две взаимоисключающие позиции: Маймонид настаивал, что избрание царя является для евреев заповедью, а дон Исаак Абрабанель утверждал: "все свидетельствует о том, что Израилю царь не нужен".
Своеобразный компромисс между этими точками зрения предложил p. Цви Иуда Берлин, глава легендарной Воложинской иешивы.

По его мнению, выбор между республикой, монархией и любой иной формой правления зависит, в первую очередь, от национальных потребностей конкретного момента:

И кажется мне, что есть большая разница между правлением царя и правлением выборных представителей. Есть страны, которые не потерпят самодержавие. И есть народы, которые будут без монарха подобны кораблю без капитана <...>. И поэтому нельзя приказать народу избрать царя, пока люди не станут внутренне готовы принять иго царства, посмотрев, как окружающие народы живут под властью царя. Только тогда и возникает заповедь назначить царя... И триста лет <после завоевания Ханаана> не было в Израиле царя, ибо народ не был готов его принять.

То есть согласно р. Берлину, современные евреи будут обязаны избрать царя только при одном условии – если они, как русские в Смутное время, сами придут к внутреннему убеждению, что иные формы правления им не подходят.

Возможно, нынешний политический кризис, переживаемый Израилем, и приведет к тому, что народ окончательно разочаруется в парламентаризме и начнет скандировать: "Царя! Царя!". Пока, однако, ничего подобного не произошло. А раз так, то еврейская республика на Ближнем Востоке может считаться государством, вполне легитимным с точки зрения еврейского права.

Разумеется, легитимность эта будет, говоря галахическим языком, "не по всем мнениям". Однако как справедливо заметил (по другому поводу) один известный израильский раввин, если мы попробуем соответствовать всем мнениям, то потратим кучу сил и средств – и все равно кто-нибудь непременно не согласится.


     

     

     


    Комментарии