Ожесточил Бог сердце фараона...

Недельная глава "Ваера" практически полностью посвящена одной-единственной теме – так называемым "казням египетским", которым Всевышний подверг фараона и его подданных, не желавших отпускать народ Израиля. При этом, согласно Торе, правитель Египта несколько раз был готов отпустить евреев восвояси, однако менял свое решение, поскольку «ожесточил Бог сердце фараона, и не пожелал он отпустить их» (Шмот 10:27).

Различные религиозные мыслители придерживались разных мнений относительно того, есть ли у человека свобода воли. К примеру, Мартин Лютер полагал, что такой свободы у человека нет. Отец Реформации писал: "Учение о свободной воле... не имеет отношения ни к христианам, ни к Писаниям, его следует просто отбросить и числить среди тех басен, которые осудил Павел у христиан, вступающих в словопрения". Однако "мейнстримный иудаизм" придерживается в этом вопросе прямо противоположной точки зрения, сформулированной в свое время Маймонидом: "Человек обладает свободой воли. Пожелает он пойти по пути добра и быть праведником - ему дано это; пожелает пойти по пути зла и быть грешником - у него есть и такая возможность".

Вторая казнь заключалась в нашествии жаб (лягушек) (Исх.8:1-14)Нетрудно догадаться, что для Лютера и его последователей рассказ о египетских казнях служит прекрасным подтверждением их теории. Те же, кто верит в свободу воли, оказываются в данном случае в серьезном затруднении. Ибо если Бог сам заставил фараона поступить определенным образом, то о какой свободе выбора можно в данном случае говорить?

Впрочем, Маймонид и сам прекрасно понимал, какую проблему создают для него соответствующие стихи Торы, а потому решил "сыграть на опережение":

"Но бывает так, что кто-нибудь совершает такой великий грех или такое множество грехов, что Праведный Судья решает в наказание за грехи, совершенные человеком по своей воле и разумению, лишить его способности к раскаянию. И не будет такому человеку дано возможности оставить злодейство свое, и погибнет он за грехи, в которых повинен... И поэтому написано в Торе: "И Я ожесточу сердце фараона". За то, что он грешил прежде и делал зло Израилю, жившему в его стране, по приговору Всевышнего у него была отнята возможность раскаяться, чтобы наказать за все грехи".
Фараон и египтяне, угнетая евреев, действовали совершенно свободно и, следовательно, должны были понести наказание за свои преступления. Однако Писание неоднократно подчеркивает, что в случае раскаяния наказание может быть уменьшено или даже совсем отменено (вспомним хотя бы книгу Ионы). Поэтому, чтобы наиболее опасные преступники не смогли избежать наказания, Бог лишает их возможности раскаяться.

Иными словами, Маймонид был согласен, что фараон в данном случае действовал несвободно. Однако, по мнению философа, отсутствие свободы воли является в данном случае исключением, а не правилом.
Маймонид был не единственным еврейским комментатором, полагавшим, что фараон действовал несвободно. Аналогичной точки зрения придерживались, к примеру, Рамбан и Раши. Причем если Нахманид в целом следовал той же логике, что и Маймонид ("За великое зло, совершенное сынам Израиля без всякой причины, фараон заслужил, чтобы его лишили возможности совершить тшуву", Раши объяснял политику Всевышнего иначе: Бог заставил фараона продержаться до конца, дабы евреи полностью осознали Его могущество ("Он обрушивает кару на народы, чтобы сыны Исраэля услышали и прониклись страхом").

Пелед Юваль, 9 лет (Израиль). "Казни Египетские". Шелкография, 40х29,5К сожалению, никто из комментаторов не объяснил, каким, по его мнению, был «механизм», с помощью которого Всевышний лишил фараона возможности раскаяться. Возможно, они полагали, что имело место сверхмощное внушение, подобное гипнозу. Однако, на наш взгляд, можно предложить и иное объяснение.

Рассмотрим три случая, когда фараон отказался отпустить евреев. И попробуем понять, можно ли объяснить эти решения при помощи обычных политических и/или экономических соображений:

1. Шмот, 7:10-13
Логика фараона представляется здесь очевидной: поскольку его волхвы могли воспроизвести чудо, сделанное Моше и Ароном, - значит, перед ним обычные волшебники, а не посланники какого-то неведомого Бога. Следовательно, нет никаких оснований относиться к нему серьезнее, чем к любому другому волшебнику, который подчиняется фараону, а не приказывает ему. В этой мысли фараон имел возможность укрепиться еще дважды – когда волхвы сумели воспроизвести первые две казни, которые Всевышний обрушил на Египет (Шмот 7:20-22, Шмот, 8:2-3).

2. Шмот 10:8-11
B древнем мире жертвоприношения могли совершать только взрослые здоровые мужчины (смотри, например, законы о священниках в книге Ваикра). Что же до маленьких детей, то их участие в жертвоприношениях, особенно в Канаане, нередко заключалось в том, что в жертву приносили их самих. Так что, услышав, что евреи собираются взять на жертвоприношение детей, фараон имел все основания продемонстрировать «культурность» и «гуманность», запретив «подобное варварство»: Да будет так с вами Бог, как я отпущу вас и детей ваших. Смотрите, беда перед вами! (Шмот, 10:10).

3. Шмот, 10:24-27 В этот момент «моральный облик» евреев уже перестал волновать фараона. Однако израильтяне заявили, что заберут с собой свой скот. А фараон не мог не понимать, что для разоренной страны это будет еще одним экономическим ударом. Так что не удивительно, что отпустить евреев на таких условиях правитель Египта не согласился.

Разумеется, Писание далеко не каждый раз называет мотивы очередного отказа. Однако на основании вышеприведенных текстов мы можем предположить, что и в остальных случаях фараон действовал, исходя из тех или иных политических, экономических, "моральных" или личных соображений. Всякий раз у него появлялось рациональное обоснование того, почему он никак не может разрешить еврейскую эмиграцию.
Не найди фараон подобных обоснований, он, возможно, и отпустил евреев гораздо раньше. Однако "Бог ожесточил сердце фараона", и правителю Египта не было дано свернуть с пути, в конце которого его и его подданных ожидала заслуженная гибель.


     

     

     


    Комментарии