Сюжеты недели

  • "Судя по пуговицам вашего вицмундира"

    Некод Зингер

    И вот одежды, которые они должны сделать...
    Существуют ли в сегодняшнем Израиле четкие социальные и культурные коды в одежде? Всяк, конечно, способен различить вязаные кипы, но, вплоть до недавнего появления оранжевых ленточек, представителей голубиного академического «Меймада» нередко принимали, недоглядев, за коршунов из «Гуш эмуним», что влекло за собой немалые недоразумения.

  • Две вещи несовместные?

    Евгений Левин

    "И сделай светильник из золота чистого, чеканный должен быть сей светильник..."
    Загадка меноры: ригористичность современных ультраортодоксов vs утилитарный подход Маймонида + эстетство протестантов. Можно ли гармонизировать "святое" и "будничное"?

  • «Выпивайте и закусывайте, и пусть вас не волнует этих глупостей!»

    Некод Зингер

    Знаменитая формула наасе ве-нишма, «сперва сделаем, а уже потом поймем, чего от нас хотят», с точки зрения израильской ментальности вполне понятна. Такие близкие нам, в сущности, древние евреи, словно говорят: «Мы всё слушали, слушали, слушали! Сил больше нет! Всё это – слова Бога Живого, и никаких возражений быть не может – сделаем, как сказано. Но вникать во всё это сейчас мочи нет! Надо перекусить после такого потрясения. Впереди у наших мудрецов целые века на то, чтобы осознать всю глубину и сложность поставленных задач. А теперь... кажется, нам запретили варить козленка в молоке матери его? Ну так приготовьте быстренько что-нибудь кошерное!»

  • Десять заповедей

    Михаил Горелик

    Вот интересно, вы знаете Десять Заповедей? Вовсе не обязательно дословно и в правильной последовательности. Если да, вы редкий человек. Можно сказать, член элитарного клуба. А если память вас подвела, не огорчайтесь: вы в хорошей компании.

  • "Не вопрошай о Боге..."

    Некод Зингер

    Поэзия, как мы видим из нашей недельной главы, есть реакция на сверхъестественное, ворвавшееся в обычную жизнь.
    Сегодня на всяком поэтическом собрании мы только и слышим общепринятые рассуждения: поэзия – посланница мира, а музы, хоть и не молчат в разгаре брани, но заняты исключительно тем, что бранят драчунов. Далее, как правило, следуют вялые прозаически-жалобные тексты, полные мелких личных обид и лишь изредка прерываемые гневным, вокально-убедительным проклятием какого-нибудь арабского громовержца.

  • Шауарма бе-маца

    Некод Зингер

    Сколько всяких сортов мацы развелось - какой там «хлеб бедности»! Ее стали готовить замешанной на яйцах, меду, фруктовых соках и даже в шоколадной глазури. Но хлебным символом Израиля стала не маца, не субботняя хала – творение рук «а идише маме», а самая что ни на есть арабская пита.

  • Ожесточил Бог сердце фараона...

    Евгений Левин

    Недельная глава "Ваера" практически полностью посвящена одной-единственной теме – так называемым "казням египетским", которым Всевышний подверг фараона и его подданных, не желавших отпускать народ Израиля.

  • Что делал Моисей в египетском ГУЛАГе?

    Евгений Левин

    "Когда Моисей вырос, случилось, что он вышел к братьям своим [сынам Израилевым] и увидел тяжкие работы их…" В тот момент евреи, как мы знаем, уже были обращены в рабство и отправлены в трудовые лагеря, строить "Питом и Раамсес, города для запасов". Поэтому у простого египетского принца было не очень много шансов наткнуться на рабов-евреев во время утреннего променада. Так как же это "случилось"?

  • "Не бойтесь! Разве я Бог?"

    Михаил Горелик

    Если бы братья оказались правы в своих подозрениях, участь их была бы незавидна. Кто Иосиф и кто они?! Жалкие, бесправные гастарбайтеры. Их пребывание в Египте, более того, их жизнь и жизнь их детей зависели от Иосифа.

  • Иосиф и его братья: О братской ненависти или о том, как из вражды извлекается утешение

    Реувен Кипервассер

    Речь Иегуды, адресованная Иосифу, в творчестве поздних толкователей превращается в сцену, исполненную страстей и мужской ярости, в бой исполинов. Иегуда представлен существом почти демоническим во гневе – даже волосы у него на груди встают дыбом, пронзая одежды, он хватает железные светильники и перегрызает их в прах и рычит подобно льву, олицетворяя библейский образ "лев Иегуда".