• В начале был «Лехаим»

    Сегодня / Нон-фикшн Николай Александров 4 января 2012

    Янгиров был первооткрывателем в исследовании многих тем, связанных с немым кино. Один из примеров — статья «Еврейское кино России: в поисках идентичности. 1908–1919». По существу это краткий конспект гораздо более масштабного исследования еврейской темы в дореволюционном кинематографе. Янгиров пишет о самых разных проблемах — распространении кинотеатров в черте оседлости, первых фильмах на еврейскую тему (библейские сюжеты), появлении первой игровой еврейской картины.

  • Нас научили плавать

    Сегодня / Нон-фикшн Евгения Риц 28 декабря 2011

    Йоси Харэль, главный герой «Одиссеи командира», командир четырех героических кораблей, помог более чем двадцати тысячам евреев достичь Земли Обетованной. Англичане атаковали корабли, на которых плыли репатрианты, и Йоси Харэль был вынужден подчиниться их требованиям: он не мог позволить, чтобы его пассажиры сражались — они не для того выжили в аду Холокоста, чтобы погибнуть у берегов Святой Земли.

  • «Не рецензия, но стихи»

    Сегодня / Нон-фикшн Евгения Риц 16 декабря 2011

    Книга Дмитрия Бавильского «Сад камней: художественный дневник», вышедшая одновременно с книгой Кирилла Кобрина в том же издательстве «НЛО», напротив, намеренно избегает литературной тематики. «Эссе из этого “Художественного дневника” были написаны по заданию редакции “Нового мира”. Ирина Роднянская сформулировала задачу так: “Пишите о чем угодно, кроме литературы…”».

  • Садовник расходящихся тропок

    Сегодня / Нон-фикшн Евгения Риц 16 декабря 2011

    Ключевым текстом, к которому апеллирует Кирилл Кобрин, оказывается «Ориентализм» Эдварда Вади Саида. Саид пишет о том, что сама концепция ориентализма — ошибка, заблуждение, порожденное романтическим мифом. Разнообразие восточных цивилизаций искусственным образом унифицируется, под одну гребенку пострижены и мусульманская культура, и Дальний Восток, и загадочная пестрая Индия.

  • Каждый новый день

    Сегодня / Нон-фикшн Дина Суворова 15 декабря 2011

    Вторая книга автобиографии Стивена Фрая ориентирована на разговор с самим собой. Был ли я прав? Поступал ли я хорошо? Мог ли я прожить свою жизнь иначе? Хотел бы я этого? Фраю пятьдесят четыре; его семья — это его лучшие друзья, его домашние зверьки — айподы, айфоны и Twitter. Высокомерие маскирует застенчивость, трудоголизм компенсирует страх ненужности, одиночество исключает возможность быть брошенным. Мы все таковы — или нет?

  • Вспомнить все

    Сегодня / Нон-фикшн Михаил Гольд 30 ноября 2011

    Путевой дневник, испещренный стенограммами свидетельских показаний с авторскими вкраплениями — это и есть «Хранитель воспоминаний». Воспоминаний, начинавшихся, как правило, с неопределенных предложений вроде «рвы были выкопаны», «тела были вывезены», «одежда была забрана». Так сказать, ничего личного. Постепенно история обрастала деталями, а сам свидетель «выходил на сцену» (если выходил) только в финале рассказа.

  • Дороги древнего королевства

    Сегодня / Нон-фикшн Маша Тууборг 26 ноября 2011

    Пройти по стране, которой не существует, — кто устоит перед таким приглашением? Особенно если на ней воздвигнуты замки и в них живут рыцари. Путеводитель Рама Брауна «По следам крестоносцев» открывает редкую возможность побывать в Иерусалимском королевстве, стертом с лица земли восемьсот лет назад.

  • Где живут веселенцы?

    Сегодня / Нон-фикшн Мириам Гурова 18 ноября 2011

    Страсть к изучению собственной страны — это у израильтян такая черта национального характера, тщательно выведенная лабораторным путем. С младших классов школьников постоянно вывозят на познавательные экскурсии, где все вместе с учителем лазают по развалинам древних крепостей и царских дворцов, по каким-нибудь античным акведукам или бассейнам времен праотцов.

  • Нефантастические сказки

    Сегодня / Нон-фикшн Евгения Риц 15 ноября 2011

    Первая часть его книги составлена из газетных рассказов-колонок — oтсюда их подчеркнутая доступность, жанровое снижение. Вторая часть книги – «Эссе и очерки разных лет». Она, казалось бы, полная противоположность первой: не сентиментальные газетные мимолетности, а интеллектуальные, утонченные тексты. Однако первая и вторая части книги кажутся противопоставленными только на первый взгляд.

  • Лютый зверь и добрый правитель

    Сегодня / Нон-фикшн Евгений Левин 31 октября 2011

    Татарские всадники купали коней в Адриатике, Европа замерла в панике, и лишь внезапная смерть великого хана Угэдэя в конце того же года вынудила Батыя отозвать свое войско на восток. В итоге единственными западными жертвами нашествия стали… германские евреи, обвиненные в пособничестве врагу.