• От Галлиполи до Заиорданья

    Сегодня / Нон-фикшн Евгений Левин 14 февраля 2012

    Идею создания национального полноценного еврейского формирования для Палестины Жаботинский попытался осуществить сначала во Франции, а затем в Англии. В отличие от французов, английские политики и военные проект одобрили. Однако для того, чтобы легион стал реальностью, этого было недостаточно — необходимо было убедить потенциальных еврейских солдат.

  • Боевые дантисты и еврейское тело

    Сегодня / Нон-фикшн Марина Карпова 8 февраля 2012

    Антисемитские представления о еврейском теле разделяли многие. Однако, если юдофобы полагали еврейское «уродство» врожденным и неисправимым, то сионисты приписывали его пагубному влиянию галута и надеялись, что в процессе национального возрождения им удастся воспитать нового человека — «мускулистого еврея».

  • От Сенатской к Болотной — как четыре строки

    Сегодня / Нон-фикшн Сергей Кузнецов 7 февраля 2012

    Галич, такой, каким он был, совершенно не нуждается в защите. Он был органичен во всем, что он делал. Неважно, зачем Галич начал писать песни — чтобы не отставать от моды, чтобы почувствовать себя молодым, чтобы продолжить традицию Вертинского или Жуковского, чтобы девушки в лицо смотрели, — важно то, что потом оказалось невозможно остановиться.

  • Быть женщиной в русских селеньях

    Сегодня / Нон-фикшн Марина Карпова, Евгений Левин 3 февраля 2012

    Вопреки распространенному убеждению, формальных поводов требовать расторжения брака в русском церковном праве было даже больше, чем в еврейском: супружеская измена, импотенция и даже неспособность мужчины материально содержать жену и детей. Однако в дошедших до нас судных грамотах не зафиксировано ни одного случая, когда русская женщина воспользовалась бы этим правом.

  • Апокрифические метаморфозы

    Сегодня / Нон-фикшн Реувен Кипервассер 25 января 2012

    Апокалипсический жанр, распространенный в литературе Второго Храма, почти полностью был отвергнут талмудической литературой, и лишь фрагменты фантазий на эсхатологические темы находятся в талмудическом корпусе. Орлов усматривает в славянских апокрифах элементы не только учений эпохи Второго Храма, но и более поздних произведений еврейской мистики.

  • Манна цивилизации, Майя национализма

    Сегодня / Нон-фикшн Евгения Риц 24 января 2012

    Герой нового романа Марио Варгаса Льосы — не бесшабашный инспектор Литума, не сверхдисциплинированный капитан Панта и даже не очередной поверженный латиноамериканский диктатор. На сей раз документальный роман посвящен дипломату и участнику освободительного движения Ирландии сэру Роджеру Кейсменту.

  • Патриархальная контрреволюция

    Сегодня / Нон-фикшн Евгений Левин 21 января 2012

    Людмила Новикова — автор книги «Провинциальная "контрреволюция". Белое движение и гражданская война на русском Севере 1917–1920» — считает, что изучение революции и контрреволюции на русском Севере способно поколебать общепринятые представления о Гражданской войне.

  • Иранский Шиндлер, или парижский детектив

    Сегодня / Нон-фикшн Леся Боброва 19 января 2012

    «Как вам, должно быть, известно, я имел удовольствие быть иранским консулом в Париже в период германской оккупации Франции. В этом качестве я обязан был спасать всех иранских граждан, включая иранских евреев», — рассказывал Абдул-Хуссейн Сардари незадолго до смерти в письме, направленном в Яд Ва-Шем, израильский мемориал Катастрофы.

  • С Талмудом и томиком Фрейда

    Сегодня / Нон-фикшн Евгения Риц 13 января 2012

    С нежностью, любовью и пристальным вниманием смотрит Иржи Лангер на хасидский мир. Это заповедная мистическая страна, где чудеса — часть обыденного, где на шабес в каждого входит его особая, безгрешная, вторая душа, танец оказывается не мирским увеселением, а восторженным священным экстазом, где святой, раздосадованный несправедливостью, топает ножкой на Бога и тот идет навстречу любимому, избалованному ребенку.

  • Нити и следы

    Сегодня / Нон-фикшн Леся Боброва 10 января 2012

    В новой книге Гинзбурга отдельные статьи представляют собой главы, объединенные общим замыслом — вглядеться в «проклятые вопросы», которые ставит перед собой любой достойный этого звания историк, и прежде всего тот, кто работает в ситуации постмодерна. Что есть реальность, исторический факт, достоверность текста и намерение рассказчика, каковы те «нити и следы» истины, что невольно выдают себя в тщательно сконструированном повествовании, — и что есть истина?