• Свет мой, зеркальце, скажи

    Сегодня / Фикшн Александр Авербух 27 июля 2011

    Идиллические отношения внука и бабушки создают метафизическую связь поколений, на которую не влияет ни возраст, ни место рождения. Мому смотрится в трюмо, где отражается Юланда. Это ли не лакановская «стадия зеркала», на которой формируется человеческая субъективность? Мому видит в зеркале не себя, а своих предков. Он дописывает историю своего деда. Их история — его история. Они — это он.

  • Где-то жизнь

    Сегодня / Фикшн Александра Кисель 22 июля 2011

    Рассказы Винер объединяет мотив катастрофической нехватки любви в мире, где люди думают о квартирах. Порой они не ощущают счастья любви, пока не лишаются его, порой — неосознанно мучительно страдают без него, а порой ищут — целенаправленно и безрезультатно: «И ищут себя, и ищут, и нигде найти не могут».

  • Хорошему человеку плохо

    Сегодня / Фикшн Дина Суворова 18 июля 2011

    «1Q84» катится по двум рельсам: общественные ценности и окольные тропы самобытности. Для равновесия и надежности поперек уложены шпалы необычных способностей, секс, насилие и невысказанная тяга к перверсиям, страницы цитат из Чехова, имена и альбомы джазменов и блюзменов, названия брендов, заморские мифы и легенды.

  • После нас – хоть потоп

    Сегодня / Фикшн Евгения Риц 14 июля 2011

    Тель-Авив Дейча почти лишен местного колорита, особых израильских примет, не считая, пожалуй, климата: сырая, мрачная, бушующая зима, почти мгновенно сменившая вчерашнюю невыносимую жару. На первый взгляд — современный мегаполис, безликий, неуютный, враждебный к жителям. Но среднестатистическим городом Тель-Авив только прикидывается. На самом деле это — город-обманка, мираж в зыбком мареве зимнего тумана.

  • Чужая внятная жизнь

    Сегодня / Фикшн Александр Авербух 11 июля 2011

    Книга Хендель — о периферии израильского общества, о жизни выходцев из восточных стран, об их неприкаянности и социальной отчужденности. Короткие предложения, сленг и арабские поговорки — в пятидесятые это было ново и чуждо для ориентированных на европейскую и советскую литературу израильских писателей. Но Хендель не интересны идеологические нюансы эпохи.

  • Дни и ночи коллежского асессора

    Сегодня / Фикшн Дина Суворова 8 июля 2011

    Благово расследует дело об убийстве аптекаря. Убитый был евреем, и торговал, помимо прочего, контрабандным кокаином и морфием. Тут следует сказать (и автор обстоятельно поясняет), что в Российской империи в 1880-х годах кокаин и морфий продавались в аптеках без рецепта, на законном основании, как лекарства. И наступает день, когда один нижегородский аптекарь по фамилии Бомбель найден мертвым, в грязном пруду и с веревкой на шее.

  • На Большой першпективной дороге

    Сегодня / Фикшн Маша Тууборг 5 июля 2011

    Роман Дмитрия Быкова «Остромов, или Ученик чародея» и книга Фигля-Мигля «Ты так любишь эти фильмы» соперниками в финале премии «Нацбест» оказались, на первый взгляд, как-то немотивированно. У Быкова — финальная часть трилогии о бедах отечества и судьбах соотечественников, пособие по левитации. У Фигля-Мигля — шесть главных героев, минимальные декорации, внутренние монологи, филология, шизофрения и паранойя. По второму и следующим впечатлениям — идеальная пара, лучше не придумаешь.

  • И угасая, воскресает

    Сегодня / Фикшн Евгения Риц 30 июня 2011

    Попытка объединить научную фантастику и роман о Холокосте на основе документальных свидетельств может показаться кощунственной. Однако это не так. Шварц-Барт смотрит на Катастрофу издалека, из будущего, чтобы создать эффект отстранения, чтобы эмоции не мешали понять причины и последствия трагедии, и не допустить ее повторения.

  • Анаграммы Ричарда Зимлера

    Сегодня / Фикшн Леся Боброва 29 июня 2011

    «Варшавские анаграммы» – настоящий, стопроцентный, хорошо выдержанный европейский нуар, хотя разворачивается эта детективная история на совершенно необычном фоне. Это не современный мегаполис, викторианский Лондон или закоулки европейских городов первых десятилетий двадцатого века, а Варшавское гетто 1940-41 годов: депортации еще не начались, но смерть от голода, тифа или немецкой пули уже стала событием повседневным.

  • Тела и души

    Сегодня / Фикшн Анна Шварц 27 июня 2011

    Может быть, у клонов все-таки что-то не то с душами — в конце концов, они скопированы с обычных людей. Но среди обычных людей встречаются бунтари. Клоны же способны только на создание легенды об отсрочке: мол, если паре удастся доказать, что они по-настоящему любят друг друга, им дадут погулять еще года три.