• Багдадский двор

    Сегодня / Фикшн Леся Боброва 28 октября 2011

    Багдадские дома-дворы смыкаются крышами, по ним можно пробежать над всем переулком еврейского квартала, а по ночам с крыш, где все спят вповалку, спасаясь от жары, доносятся любовные вздохи и грубые шутки. Здесь, в окружении бесчисленной родни с запутанными семейными связями, растет героиня Михаэля — девочка, девушка, молодая женщина, жена, мать, старуха.

  • Urbi et orbi – ростки на киберпочве

    Сегодня / Фикшн Евгения Риц 24 октября 2011

    Самый древний из известных науке городов находится в Израиле — это Иерихон, и ему 10 тысяч лет. Книга Иисуса Навина рассказывает о том, как израильтянам удалось захватить его. И с тех пор — а может быть, еще и раньше — сюжеты о городах и о городской жизни стали обычными в литературе. Города, обладающие собственной аурой, индивидуальным характером, становятся не просто местом действия, но полноправными героями историй.

  • Поверхность песни

    Сегодня / Фикшн Денис Ларионов 20 октября 2011

    Большинство рецензентов «Триптиха» склонны полагать, что имеют дело с фиаско известного автора. Это, однако, не так: выдерживая дистанцию и не отступая от своих творческих принципов, практически на птичьем языке, Соколов разыгрывает маленькие трагедии для избранных.

  • Кудесник из Леончина

    Сегодня / Фикшн Леся Боброва 19 октября 2011

    Зингер работал в русле так называемого «магического реализма», пусть сегодня этот жанр и ассоциируется скорее с Латинской Америкой. Примечательно, что в «Люблинском штукаре» есть дивный монолог еврейского сутенера о ночных огнях Буэнос-Айреса, матэ и гаучо — таких ленивых, что даже бифштексы они отрубают топорами от живых быков и жарят прямо в шкуре…

  • Кровавые числа

    Сегодня / Фикшн Леся Боброва 10 октября 2011

    Загадка написана еврейскими буквами, надписи оставляет на местах зверских преступлений таинственный убийца под полицейской кличкой «Гебраист», чьи злодеяния, похоже, связывают воедино только невнятные записки и география. Для Попельского это шанс — заработать денег, восстановиться в полиции, вернуться к жизни.

  • В этот день в середине ноября

    Сегодня / Фикшн Маша Тууборг 7 октября 2011

    Любимый погиб много лет назад во время гражданской войны в Боснии; сын, родившийся в Сараево за несколько месяцев до смерти Диего, вырос и должен прикоснуться к истории, вернуться к истокам. Сараево — колыбель безумной любовной страсти, остывший котел с пеплом и кровью, гетто чудовищных историй. Все дожди прольются, все смерти будут оплаканы.

  • Две книги о разных американских евреях

    Сегодня / Фикшн Анатолий Найман 6 октября 2011

    Главные герои обеих книг — «я», рассказчики. Если читатель захочет отождествить их с самими Эпстайном и Рихлером, те протестовать не будут: это автобиографические книги. Оба героя, став в жизни теми, кем они стали, возвращаются на место своего рождения и детства. Не за тем, чтобы, вглядевшись в былое, осмыслить или переосмыслить его, а чтобы понять настоящее.

  • Какая капля последняя?

    Сегодня / Фикшн Анатолий Найман 5 октября 2011

    Закрываешь книгу, и вдруг сквознячок грусти прохватывает мысли. В этих местах, где развивается действие романа, в западных областях Российской империи, да и по всей России, религия словно бы исходит из того, что верующий — несчастен. Все равно, русское православие или иудаизм евреев. Кто кого выбирает: люди религию или она людей?

  • От Нарнии до Темной Башни

    Сегодня / Фикшн Евгения Риц 3 октября 2011

    Во время бомбардировки Дэвид проходит через пролом в стене и оказывается в волшебной стране, где у цветов есть глаза, животные носят одежду, а деревья истекают кровью. Страна эта неласкова и негостеприимна. Сюжеты известных сказок здесь меняются до неузнаваемости – Красная Шапочка сама преследует волка, чтобы соблазнить его и наполнить мир полукровками-ликантропами.

  • Вкус крови

    Сегодня / Фикшн Маша Тууборг 30 сентября 2011

    Фермы, бойни, способы забоя скота и печальные, все понимающие глаза коров мы видим чаще всего на плакатах «зеленых». Пауэлл не то, что смотрит на это с другой стороны (другой стороны нет), но противопоставляет мрачным историям с конвейера другие — не гуманные, не утешительные, а просто более личные. Владелец мясной лавки, где Джули учится разделывать туши, — еврей, бывший хиппи, бывший вегетарианец. Он, конечно, не ходит в синагогу и работает по субботам, но говядину и свинину на одном столе не разделывает.

← Предыдущая   Следующая →