• Я в домике

    Сегодня / Фикшн Маша Тууборг 22 декабря 2011

    Эпизоды из жизни художника Джеда Мартена — это верстовые столбы территории Уэльбека-писателя, его карта, размеченная мостами, развилками, тупиками и придорожными гостиницами. Уэльбек-писатель превращает своего героя в робота-проводника, лишенного всяких личных черт, эмоций, мыслей. Он просто идет и идет и ведет читателя за собой в ад кромешный, в рай земной, через пустыню реальности к неизбежной смерти.

  • 500 страниц рецептов

    Сегодня / Фикшн Давид Гарт 21 декабря 2011

    Кулинария, кажется, важна как метафора основного содержания романа. «Пражское кладбище» — это, в сущности, поваренная книга: 500 страниц рецептов того, как ловчее состряпать успешно продаваемую фальшивку: есть обязательные ингредиенты, а гарнир и приправу можно варьировать. Если с обязательными ингредиентами конспирологической фальшивки мы к концу досконально разберемся, то с обязательными ингредиентами романа особо и не встретимся.

  • Шерлок в шелковой шкуре

    Сегодня / Фикшн Леся Боброва 7 декабря 2011

    «Апокрифическая история о Шерлоке Холмсе не обязательно должна быть великой детективной историей, но обязана быть убедительной историей о великом сыщике. Характер важнее расследования. Читателя привлекает сам метод Холмса, его особые отношения с доктором Уотсоном, который служит зеркалом действительности и порой искажает отражение во имя приукрашивания. Новые истории должны соответствовать формуле и в то же время добавлять к ней свои вариации».

  • И белозубый, и незнакомый

    Сегодня / Фикшн Маша Тууборг 5 декабря 2011

    Алиса не любит детсадовские котлеты и не читает «Пионерскую правду», Алиса живет с папой и мамой в центре Москвы и ночует в сквотах у друзей, Алиса спит с парнем на десять лет старше себя и никогда не предохраняется. Это героиня романа «Легкая корона» Алисы Бяльской, это история поколения, растущего под сенью издыхающего СССР.

  • Фабрика кошмаров

    Сегодня / Фикшн Анна Андреева 24 ноября 2011

    В романе Анджея Барта вымысел переплетен с реальностью: здесь вершат посмертный суд над Хаимом Румковским, известным также под именами Хаим Грозный и король Хаим, который в годы Второй мировой войны возглавлял юденрат гетто в Лодзи. Параллельно с судебным разбирательством в книге происходит путешествие некоего писателя в Лодзь, оплаченное загадочным и неприятным субъектом.

  • А не спеть ли мне песню

    Сегодня / Фикшн Дина Суворова 22 ноября 2011

    Лазарь Линдт явился нам в 1918-м и умер в восьмидесятые, впадая под конец жизни в маразм, и потому его удобно отождествлять с советским режимом. Или, допустим, женщины Лазаря — их так же легко и удобно отождествлять с Родиной, и метафора эта немедленно приводит к известному выводу: здесь никого не любят, не жалеют и потом даже не помнят. Ни того, ни другого отождествления делать не следует.

  • Золушка из Гонконга

    Сегодня / Фикшн Евгения Риц 11 ноября 2011

    "Чайнатаун оказался очень похож на Гонконг, только улицы не такие тесные. В рыбном магазине высились горы морского окуня и корзины крабов; полки бакалеи ломились от консервированной папайи, личи и карамболы; уличные торговцы предлагали жареный тофу и вареный рис. Я радостно подпрыгивала рядом с Ма, пока мы проходили мимо ресторана и мимо ювелирной лавки, сверкающей желтым золотом".

  • Непрактикующие монстры

    Сегодня / Фикшн Анна Андреева 9 ноября 2011

    Тайны, о которых никому не захочется знать, если только он сам не причастен к ним благодаря кровному родству, автор "Гения" Джесси Келлерман разворачивает перед читателями безжалостно и уверенно: серийные убийства, сексуальные извращения, психические заболевания. Дисфункциональная семья и родовые корни — два самых популярных мотива.

  • Большая жизнь

    Сегодня / Фикшн Александр Авербух 4 ноября 2011

    Подробный план этой книги Бердичевский составил еще за 15 лет до написания окончательной версии. Планировался роман воспитания о молодой еврейской девушке Мирьям, которая мечтает о любви, хочет вырваться из еврейской среды и начать учиться. Но обстоятельства не дали Бердичевскому осуществить свой замысел.

  • Вероятно, гол

    Сегодня / Фикшн Маша Тууборг 4 ноября 2011

    Героиня волею обстоятельств живет в том же доме, где недолго жил Набоков со своей женой Верой, и где он начал сочинять «Лолиту». К дому иногда приезжают туристы, чтобы щелкнуть на ходу фотоаппаратом и ехать дальше. Барб никуда уехать не может, даже если бы захотела: в этом ненавистном, унылом, асексуальном, враждебном провинциальном городе живут ее дети, с которыми бывший муж позволяет видеться только по выходным.