Языки

 

  • Жизнь как чудо

    Сегодня / Нон-фикшн Дина Суворова 20 января 2011

    То, что видит и показывает Херцог, бывает жутко, апокалиптично или бесконечно прекрасно, в зависимости от того, что в голове у зрителя. Херцог объясняет: «Когда вы видите эти образы на экране, ваши внутренние образы пробуждаются, как будто я знакомлю вас с вашим братом, которого вы никогда прежде не видели».

  • Книга начал

    Сегодня / Нон-фикшн Данила Давыдов 10 января 2011

    Писатель проводит своего рода расследования, пространством которых является библейский текст. По сути, он предлагает прочесть такую, казалось бы, знакомую книгу словно бы впервые, так сказать «голыми глазами», – но не отстраняясь, а, напротив, вживаясь в канонический текст как в рождаемый заново каждое мгновение. В результате этих расследований перед читателем предстают одиннадцать очерков, одиннадцать «первых разов», названных не косвенно, но «своим именем»: первая любовь, первый сон, первый царь, первый плач.

  • Минуя сослагательное

    Сегодня / Нон-фикшн Алексей Мокроусов 3 января 2011

    Минуя сослагательное, сборник статей рассказывает о судьбах австрийских живописцев, попавших в железный переплет 1930-х. Сборник был приурочен к выставке в Еврейском музее Вены, но обилие иллюстраций, не говоря уже об огромном архивном материале, обеспечило ему жизнь и после окончания выставки.

  • Игра в бирюльки

    Сегодня Букник 31 декабря 2010

    Мы бежали по зеленой траве за слишком быстрым мячом, и думали, не сон ли это какого-нибудь неразумного осьминога, бежали в промежутке между явью и смертью, огибая противников по немыслимым траекториям, гадая, нужно ли заснуть еще глубже или, наоборот, окончательно проснуться. И мы читали, и кое-что из прочитанного успевали запомнить и рассказать об этом. Десять и еще несколько книг 2010 года – в финальном декабрьском обзоре.

  • Пять кухонь Ист-Сайда

    Сегодня / Нон-фикшн Леся Боброва 27 декабря 2010

    На страницах оживает Ист-Сайд, который называли когда-то «маленькой Германией», тесные квартирки доходных домов, лавки, дешевые забегаловки и колоритные персонажи вроде философствующего мясника Томаса де Во. Оживают люди давно исчезнувших профессий. Немецкие «краутхобблеры», которые ходили по домам и шинковали капустные кочаны, итальянки, собиравшие на пустырях Нью-Йорка одуванчики и травы для салатов. Евреи из Восточной Европы, которые выращивали во дворах и подвалах доходных домов гусей и кур.

  • Невыносимая легкость бытия

    Сегодня / Фикшн Александр Авербух 23 декабря 2010

    «Хвала мимолетным вещам» поделена на пять частей: утро, полдень, вечер, ночь и далеко за полночь. В картине мира Элираза у каждого предмета и движения есть своя простая цель, воссоздающая первичную гармонию. Это мир, который мы каждое утро, день и вечер не замечаем, не обращаем на него внимания. А ведь «чудо появится только тогда, когда мы будем готовы к нему…»

  • You Never Forget How to Ride a Bike

    Сегодня / Фикшн Анна Шварц 20 декабря 2010

    Ты знаешь, что с тобой это случилось, потому что началась война, а ты еврейка. Но ты пока не понимаешь, что такое быть еврейкой. У тебя темные волосы, ты не умеешь кататься на велосипеде, тебя укачивает в море, тебя никто не любит.

  • Не вижу ваши уши

    Сегодня / Фикшн Дина Суворова 18 декабря 2010

    За партитуру Девятой симфонии Бетховена, за рукопись в пятьдесят с лишним страниц, на аукционе в Лондоне два года назад выложили два миллиона сто тридцать три тысячи фунтов стерлингов, то есть больше трех миллионов евро. И эта партитура написана даже не рукой Бетховена. Там много его пометок, но это просто копия, сделанная переписчиком. Теперь представьте себе, что найденная партитура никому не известна. Это то же самое, что обнаружить новую картину Пикассо.

  • Бо у них одна репа на уме

    Сегодня / Фикшн Настик Грызунова, Максим Немцов 8 декабря 2010

    С романом Колядиной получилось как в старом анекдоте. «Слушай, давай подарим ему на день рождения книгу. — Ну что ты, книга у него уже есть». Русскому читателю (и литературному критику) подарили книгу. В силу своего недюжинного ума читатель решил, что «Цветочный крест» — единственная книга на свете. Поэтому в ней и должно быть ВСЕ, чего этот читатель ждет от книги вообще.

  • Обстоятельства жизни

    Сегодня / Фикшн Евгения Риц 2 декабря 2010

    Сергей Магид: "...поэт — своего рода странный переводчик, который переводит абсолютно все тексты этого мира, не важно, проза это, поэзия, реклама, какой-то приказ или объявление жилуправления. Поэт – это переводчик, который во всех этих текстах находит поэзию, неотъемлемо свойственную этому миру, и переводит эти странные, казалось бы, не поэтические тексты на сугубо поэтический язык".