Эмиграция

 

  • «Бiле кошерне» и водка на маце

    Сегодня / Репортажи Леся Боброва 29 марта 2010

    Кошерное вино, водка "Голд", израильские и крымские успехи в виноделии - в заметках нашего украинского корреспондента Леси Бобровой.

  • На той стороне воды

    Сегодня / Пули над Бродвеем 24 декабря 2009

    Эрик Скотт строит фильм не на контрасте религиозной и светской жизни. Его интересуют штрихи и полутени. Картина очень красочная: летние пейзажи, теплые цвета, на фоне ярко-зеленого и голубого раскачиваются хасиды: черно-белые птицы с раскрытыми крыльями Торы, скрытые от солнца широкими гнездами хасидских шляп.

  • Смотреть на воду

    Сегодня / Пули над Бродвеем Дина Суворова 24 декабря 2009

    Скотт не строит фильм на контрасте религиозной и светской жизни. Его интересуют штрихи и полутени. Картина очень красочная: летние пейзажи, теплые цвета, на фоне ярко-зеленого и голубого раскачиваются хасиды: черно-белые птицы с раскрытыми крыльями Торы, скрытые от солнца широкими гнездами хасидских шляп.

  • Мы пойдем другим путем

    Сегодня / Пули над Бродвеем Марина Карпова, Евгений Левин 24 декабря 2009

    Создатели фильма сами честно признаются, что судьба их героев совершенно нетипична, поскольку обычно все бывает гораздо труднее и трагичнее. Об этом же, выходя из зала, говорили и некоторые зрители – судя по репликам, сами бывшие ортодоксы, хорошо знакомые с проблемой. Но даже если речь идет об исключениях, в выборе режиссера тоже есть свой резон: человеку, которого не мучают боль и обида, гораздо проще говорить о своем выборе «без гнева и пристрастия».

  • 20 фактов о малине

    Сегодня / FAQты-шмакты Любовь Сумм 22 декабря 2009

    Один из очень известных (и обыгранных также Набоковым) анекдотов — попытка «носителя языка» из первой волны эмиграции объяснить американскому издателю Мандельштама, что означает «малина» в знаменитых стихах о Сталине: Что ни казнь у него, то малина. В отчаянии девушка-консультант предположила, что Сталин глотает людей, как малину.

  • Населена роботами

    Сегодня / Фикшн Анна Андреева 16 ноября 2009

    Из Сети текст разошелся по городам и весям, создав Осипову славу «нового Чехова» и став косвенным поводом для чиновничьих разбирательств с Тарусской больницей. Врач, понимаете ли, должен лечить, а не рассказывать о том, как он это делает, особенно если он это лечит хорошо.

  • Капреализм Алисы Розенбаум

    Элишева Яновская 3 ноября 2009

    Положительные герои все как один блистали античной красой, спартанским мужеством и сверхмогучим интеллектом, отрицательные — преимущественно жирные, трусливые и противные — скалились в гнилозубой усмешке и поголовно страдали комплексом неполноценности. Апогей наступал в конце третьего тома, где гнуснейшие из отрицательных хватали самого мужественного и прекрасного из положительных и несколько часов зверски пытали его током. Но тут как нельзя вовремя подоспевала помощь, наши побеждали, несломленный герой как ни в чем не бывало вставал, закуривал и рука об руку с остальными положительными персонажами продолжал свой путь к светлой капиталистической цели.

  • «Прошу сохранить, а не уничтожать»

    Сегодня / Репортажи Кира Сапгир 21 сентября 2009

    - Можно считать, что моя коллекция и вправду утонула, - посмеивается Александр. - Мне ваша Библиотека за нее предложила миллион франков, а я их благополучно «утопил».
    Наш корреспондент Кира Сапгир рассказывает о судьбе коллекционера Александра Годовича и спасенных им архивах.

  • Спор о судьбе Нового Израиля

    Сегодня / Нон-фикшн Евгений Левин 2 сентября 2009

    Появление Нового Израиля было высшей, конечной точкой мировой истории, за которой следовало второе пришествие и страшный суд. Соответственно, Грозный, согласно этим представлениям, оказывался не первым русским царем, но «последним богоизбранным царем Нового Израиля, правителем-мессией, сравнимым с библейскими царями». Курбский, однако, видел эсхатологическую роль Грозного совершенно иначе.

  • Эмигрантская литература: пересадки и переклички

    Сегодня 6 августа 2009

    Официальная советская культура породила несколько волн эмиграции. Многие из тех, кто уехал, не сразу поняли, к какому берегу их все-таки влечет. Многие возвращались на родину, кто-то – своими ногами, кто-то – через детей, некоторые – самым желаемым для диссидентов 70-х образом: текстом и голосом, – вот разве что текст и голос по возвращении требуют уже не свободы слова, а его перевода.