Чехия

 

  • «Самый славный день в моей жизни»

    Вчера Галина Зеленина 8 мая 2013

    Войну мы победили. Ну, отношение было к нам после войны не такое, конечно. Когда мы собирались на День Победы в Советском Союзе, то некоторые национальности, в том числе и русские: «О! Одел ордена. Купил в Ташкенте». Ну, другому придется там заехать, да. Вот в таком разрезе.

  • Президент, какого у нас не будет

    Сегодня / Новости Мила Дубровина 23 декабря 2011

    Жизнь, подозрительно напоминающая художественный вымысел, биография-оксюморон. Но доказательств ее реальности предостаточно. Израильский писатель Амос Оз, знавший Вацлава Гавела лично, говорил о нем: "Прекрасный человек, настоящая богема. Любил выпить, любил женщин. У него было замечательное чувство юмора".

  • Трдло и кьертуш – близнецы-братья

    Сегодня / Кулинарный комментарий Керен Певзнер 4 октября 2011

    У одного пекаря была дочь, переболевшая оспой. Пекарь сидел дома у печи и думал, как заработать на ярмарке. Если его дочь с лицом, покрытым оспинами, будет торговать булками и ватрушками, то никто не подойдет к ее прилавку – все купят хлеб у более красивых девушек.
    Дочь в это время вертела веретено. Отец вдруг обратил внимание на то, что у нее очень красивые руки: тонкие изящные пальцы, как у аристократки.

  • Пражские зарисовки

    Сегодня / Кулинарный комментарий Керен Певзнер 6 сентября 2011

    У меня развилась какая-то мания: я представляла себя правоверной иудейкой, которая попала в Чехию и хочет кошерно поесть: первое, второе и третье. Тем более что в Прагу ежегодно ездят десятки тысяч израильтян, многие из которых, не в пример мне, соблюдают кашрут.

  • Обстоятельства жизни

    Сегодня / Фикшн Евгения Риц 2 декабря 2010

    Сергей Магид: "...поэт — своего рода странный переводчик, который переводит абсолютно все тексты этого мира, не важно, проза это, поэзия, реклама, какой-то приказ или объявление жилуправления. Поэт – это переводчик, который во всех этих текстах находит поэзию, неотъемлемо свойственную этому миру, и переводит эти странные, казалось бы, не поэтические тексты на сугубо поэтический язык".

  • Людвик Ашкенази. Собачья жизнь и другие рассказы

    30 июля 2009

    Каждую неделю по пятницам, в три часа дня, происходил телефонный разговор такого содержания:
    — Здравствуйте!
    — Здравствуйте.
    — Скажите, пожалуйста, пан Курочка дома?
    — О нет,— отвечал после небольшой паузы интеллигентный голос.— У телефона Эдуард Петушок.
    — Так, значит, Курочки нет дома? — удивлялся каждый раз паренёк.— А она снесла вам вчера яичко?
    — Нет, не снесла, — вежливо отвечал спокойный голос. — А вы, пан гимназист, любите яички?
    — Терпеть не могу, — заявлял паренек. — Очевидно, я не туда попал.

  • Свитки не горят

    Сегодня / Репортажи Лена Ватсон 18 апреля 2009

    Ненависть врагов, огонь войны, равнодушие, скаредность - против любви, веры, преданности и благородства. Как вы думаете, чья взяла? История Музея чешских свитков в Лондоне.

  • Пражская весна

    Сегодня / О городах, о вкусах, о любви Нелли Шульман 14 февраля 2008

    Все бы хорошо, если бы не Прага. Она торчит в самом сердце Богемии, как городская красавица, случайно попавшая в деревенский хоровод, совершенно не понимающая, как она здесь очутилась и какое отношение к ней, томной, в шелковом платье, на каблуках, имеют все эти пышногрудые, голоногие, краснощекие селянки.

  • Круги руин

    Сегодня / Фикшн Ксения Рождественская 6 апреля 2007

    Руины – вот что такое роман «Аустерлиц». Зебальд воссоздает чужую жизнь из обломков, развалин, покосившихся могил, вавилонских башен, возведенных на месте чьих-то смертей. Критики изощряются в поисках влияний, тасуют имена из малого интеллектуального набора: Кафка, Набоков, Пруст, Борхес - но не находят успокоения ни в одном из них, потому что Зебальд не поддается классификации.

  • На краю ада

    Сегодня 12 сентября 2006

    В непосредственном соседстве с концлагерями, под дамокловым мечом гестапо люди жили и работали, воспитывали детей и издавали газеты, играли в футбол и в куклы, писали дневники и картины, влюблялись и сходили с ума. Об этом - три тома материалов Терезинского гетто и выставка художницы Шарлотты Саломон.