Сионизм

 

  • Владимир Жаботинский. Тоска о патриотизме

    28 февраля 2007

    У Гейне есть в одном стихотворении рыцарь, который страстно любит бесчестную женщину. Он должен презирать ту, которая дорога его сердцу; он должен стыдиться, как позора, собственной своей любви. Этот рыцарь похож на нас, интеллигентных евреев; но нам еще хуже, потому что он, по крайней мере, презирал ту, которую любил за ее пороки; мы же, любя, презираем нашу народность не за пороки, а за ее несчастие. Вдумайтесь: это ужас, которого нет ужаснее.

  • Двое молодых и страстных

    Сегодня / Нон-фикшн Анна Шварц 26 февраля 2007

    Книга Евгении Ивановой послужила источником для многих авторов, писавших о «еврейской теме» в судьбе Корнея Чуковского и его отношениях с Владимиром (Зеевым) Жаботинским. Герои книги молоды и бескомпромиссны, они спорят друг с другом и своими современниками. Читать публицистику столетней давности очень поучительно и интересно, многие темы не утратили актуальности и сейчас.

  • Сердца пятерых

    Сегодня / Фикшн Анна Шварц 22 февраля 2007

    Переиздайте уже кто-нибудь роман Жаботинского «Пятеро»! Перевод не требуется, разве что комментарии. Сюжет бойкий, название лаконичное, а пользу для народного просвещения невозможно исчислить. Судьба пятерых детей супругов Мильгром, живших в Одессе сто лет назад – энциклопедия русско-еврейской жизни. Революция, ницшеанство, богема, половой вопрос – легко ли быть молодым?

  • Светел душой и грандиозно талантлив

    Сегодня 20 февраля 2007

    Казалось бы, Жаботинский — Вождь, чей портрет должен пылиться в пионерской комнате между свернутыми знаменами, горном и белыми перчатками. Но все не так просто. Только в русскоязычном блоговом пространстве имя Жаботинского упоминается несколько раз в день. Ему припоминают евреев-"подонков" и арабов-"папуасов". В его романах находят параллели с "Мастером и Маргаритой" и чекистской лирикой Багрицкого. А еще — вспомните, кому принадлежит лучший перевод самого известного стихотворения Эдгара По.

  • Самсон возвращается

    Сегодня / Фикшн Алла Кучеренко 15 февраля 2007

    Евреи описаны как разношерстный сброд, непрерывно враждующий друг с другом, состоящий из политизированных демагогов, разгильдяев и дельцов. Они не дисциплинированны и не рассчитывают все до мелочей; но именно в этом их сила.
    Один из двух «русских» романов известного лидера и идеолога сионизма Владимира-Зеева Жаботинского посвящен переработанной почти до неузнаваемости истории Самсона.
    Этой публикацией мы открываем серию материалов о творчестве Жаботинского.

  • В поисках утраченного языка

    Михаэль Рыжик 11 декабря 2006

    Обладая уникальной с любой точки зрения книгой, бесконечной и непознаваемой, евреи предпочли ей все что угодно – Соловьева, Махабхарату, Аристотеля, Бердяева, собственно, неважно что, лишь бы не «затхлый и скучный мир местечкового талмудизма». Люди с семейных фотографий начала ХХ века сняли шапки, чтобы превратиться в усредненных европейцев с закрученными чуть вверх кончиками усов и аккуратными славяноватыми бородками, – превращение, поражающее даже не столько своей направленностью, сколько быстротой и легкостью. Так же легко, как входит в дерево резец, рассчитанный на гранение алмазов, вошли эти люди в математику и в русскую литературу.

← Предыдущая