Санкт-петербург

 

  • Памяти Елены Шварц

    Сегодня 15 марта 2010

    Стихи написанные остаются, они подарены нам навсегда, сколько ни выроним, ни растеряем. О ненаписанных – нечего и говорить. Мы никогда не узнаем, насколько выполнил свою жизненную задачу поэт – даже если он погиб внезапной и насильственной смертью на взлете, как Лермонтов или Гумилев, или умер после долгих лет молчания, как Ходасевич.

  • Читающий Петербург выбирает лучшего зарубежного писателя

    Сегодня / Репортажи 7 декабря 2009

    В январе уходящего года был запущен проект «Читающий Петербург 2009: выбираем лучшего зарубежного писателя». Зарубежные культурные центры предложили имена авторов, которые будут представлять современную национальную литературу той или иной страны в двух номинациях - переведенный на русский язык и, соответственно, не переведенный в России автор. Каждая страна - по две фамилии в каждой номинации. И что же мы видим?

  • Болельщица

    Нелли Шульман 21 августа 2008

    У нас в Питере все болели за «Зенит», и папа меня приучил. Это у вас в Москве есть из кого выбирать, а мы все бело-голубые, это карма такая. А папа мне рассказывал, как они во дворах на Рубинштейна играли в футбол тряпичным мячом, а бабушка Белла – она же из Винницы была – этак высунется вниз, положит грудь восьмого размера на подоконник и кричит: «Сашенька, к тебе пришла учительница музыки! И котлетки уже остыли, иди домой!» Его там за эти котлетки дразнили страшно, конечно.

  • Трагифарс на Эйфелевой башне

    Сегодня / Фикшн Андрей Мирошкин 23 июля 2008

    Его фирменные жанры — интеллектуальная фантасмагория, альтернативно-исторический гротеск, пастиш, трагифарс, ядовитая сатира, «неканонический» детектив. Он любит смешение стилевых пластов, резкий монтаж сюжетных линий, рваный ритм, небывальщину, сновиденческий морок. Любит демонстративно открывать карты, обнажать прием. Обожает каламбуры, прибаутки и прочее игрословие. Это как бы рождение музыки из кажущегося сумбура.

  • Разные стороны Боба Дилана

    Сегодня 10 июня 2008

    Мы представить себе не могли, что такое возможно — Боб Дилан в этой стране. Поэт и музыкант, перевернувший всю культуру последнего полувека — настолько, что об этом и поминать неприлично. Он пережил свои культы. Выжил. И остался Бобом Диланом.

  • Под ритм и звуки проливного джаза

    Сегодня / Нон-фикшн Тамара Ляленкова 30 мая 2008

    Беззаботность и опасность того периода Александр Кан, минуя привычные клише, передал очень хорошо, почти документально. Похоже, это свойство человеческой памяти — события тридцатилетней давности пережиты, аккуратно сложены в коробки, как старые пластинки, кое-что из коллекции погибло при переезде, кое-что затерялось. То, о чем пылко мечтал коллекционер сорок лет назад, сегодня кажется пыльным и жалким — или же прекрасным и вечным, как первая любовь. И незачем душой кривить, пытаясь описать страх или счастье, которые уже прожиты, услышаны и оценены.

  • Русская тоска + еврейская тоска

    Сегодня / Фикшн Давид Гарт 24 марта 2008

    Настоящее в этой русской-еврейской прозе неизбежно мрачно — либо уныло-тоскливо, либо совсем трагично. Подвиг, сильные чувства, просто, наконец, счастливое лицо, яркое солнце, красивая одежда, сочная еда — возможны только в прошлом, в мавританской Испании или в Иерусалиме, еще осененном величием Храма, или уже в будущем — когда построят восьмирядную трассу на Тель-Авив и исчезнет из виду грязная злобная арабская деревушка. И за этим стоит солидная традиция.

  • Академическая общественность поддерживает Европейский университет

    Вчера / История и истории 22 февраля 2008

  • В поисках утраченного штетла

    Сегодня 12 февраля 2008

    Что будет, если этнографический музей представит выставку еврейской культуры как постоянную экспозицию?
    Сразу же возникнет вопрос, почему именно евреи оказались выделенными? Почему именно эта экспозиция занимает целых два зала? А почему столь же объемно цыган тогда не показать, которые вообще как таковой родины не имеют? А отсюда уже и недалеко до вопросов типа: «Почему несчастный русский народ плохо выставлен, где-то на задворках, а еврейский народ так хорошо и в самом центре?»

  • Три цвета: город

    Сегодня / О городах, о вкусах, о любви Нелли Шульман 7 ноября 2007

    Закажите себе блюдо, при одном взгляде на которое понятно, почему Мандельштам писал: "Вспоминай же скорее декабрьский денек / Где к зловещему дегтю подмешан желток". Белое, черное, желтое. Императорский штандарт, веющий над зловеще белым, пустым, вечно юным, влюбленным в себя городом. Яичница с трюфельным соусом – блюдо такое же бессмысленно-прекрасное, как и город за панорамным окном, на которое уже лепятся мокрые хлопья бесконечной полярной метели.