Пресса

 

  • «Лехаим»: семь цитат ноября

    Сегодня / Анонсы 14 ноября 2011

    Ноябрьский «Лехаим» наблюдает за сменой гендерных установок в израильской культуре, изучает быт и нравы немецкой военной аристократии, удивляется интересу писателей к брежневскому СССР, обозревает венецианскую биеннале, рассматривает свежепоставленный памятник Бабелю в Одессе и объясняет, почему, если бы не евреи, хип-хоп не вышел бы за пределы Бронкса.

  • Обзор журнала «Лехаим»: восемь цитат октября

    Сегодня / Анонсы 10 октября 2011

    Октябрьский «Лехаим» ставит диагноз российским друзьям Ахмадинеджада, дает советы Биби Нетаньяху, мечтает об идеальном романе, бьется над загадкой Григория Перельмана, ходит в баню с нонконформистами, любуется Фаиной Раневской, а также тоскует по Ленину вместе с Бен-Гурионом и вспоминает минское детство вместе с Леонидом Шварцманом.

  • Обзор журнала «Лехаим»: девять цитат сентября

    Сегодня / Анонсы 12 сентября 2011

    Сентябрьский «Лехаим» защищает границы Израиля, путешествует по Чехии, сочиняет доносы на одесского раввина, спаивает палестинских студентов лимонной водкой, учится обращаться с гарпуном, превозносит Меира Шалева, сочувствует Максу Либерману, гордится Дмитрием Шостаковичем, а также учит голливудских режиссеров снимать японское кино.

  • Обзор журнала «Лехаим»: девять цитат августа

    Сегодня / Анонсы 9 августа 2011

    Августовский «Лехаим» гордится аргентинскими борделями

  • Обзор журнала «Лехаим»: восемь цитат июля

    Сегодня / Анонсы 7 июля 2011

    Сколько косяков нужно для любви к Путину?

  • Введение в коэноведение. Урок второй

    Сегодня / Новости Мила Дубровина 25 марта 2011

    Не успел Букник заикнуться о том, как много на свете разных и полезных Коэнов, как вы, любезные читатели, порадовали его интересной информацией на эту тему.

  • Нателла Болтянская: «Для меня всегда была важна интонация»

    Елена Поляковская 22 марта 2011

    Первым из моих «трех китов» был Булат Шалвович Окуджава — рыцарь без страха и упрека. Мне, пятилетней девочке, было понятно, что это мужчина моей мечты. Потом – Новелла Николаевна Матвеева, которая писала не очень веселые, но изумительно красивые сказки. И Александр Аркадьевич Галич. Он был самым страшным из трех услышанных, потому что не утешал, не романтизировал действительность, а снимал с нее все покровы.

  • Блаженны подключенные

    Сегодня / Нон-фикшн Ариэль Бульштейн 2 марта 2011

    Давид Мор-Офек размышляет о столкновении человеческой «прайвеси» и Божественного знания. Примечательно, что Мор-Офек занимается в корпорации обеспечением защиты информации. Еврейское право рассматривает нарушение личного пространства как нанесение ущерба — именно так расценивается в талмудическом диспуте сооружение окна, выходящего на двор соседа. Но как возможна приватность личного пространства с учетом того, что Всевышнему открыта вся информация?

  • «Глазами советского еврея. Фотография, война и Холокост»

    Юлия Бернштейн 1 декабря 2010

    Проблематично говорить про особый «еврейский глаз», потому что в Советском Союзе евреи-фотографы вовсе не были маргиналами. В отличие от США, Англии и других стран, где евреи-фотожурналисты в основном снимали повседневные уличные сюжеты и критиковали власть, в Советском Союзе они поддерживали режим, публикуя репортажи о важнейших стройках индустриализации и создавая образ Сталина как величайшего Вождя.

  • Неизлечимые

    Анна Шварц 23 сентября 2010

    — Не надо, — сказал издатель.
    — Как не надо? — вздрогнул публицист Кандыбенко.
    — Неформат. Идите с Богом.
    — В-вам не нравится? У... у меня еще фантастическая повесть есть... Космическая экспедиция высаживается на Марсе. Корабль окружают странные существа: на голове черные вьющиеся антенки, маслянистые локаторы следят за каждым движением астронавтов.