Литва

 

  • Пять с плюсом по любви: неизвестные тексты Александры Бруштейн

    Вчера / Исчезнувшие книги 2 октября 2013

    Двойной подарок для любителей трилогии «Дорога уходит в даль» и литературы вообще: мы публикуем два текста Александры Бруштейн, которых вы, скорее всего, не читали. Гимназия без прикрас, прототипы трилогии, предчувствия и умолчания.

  • «А бог… он вовсе бестолковый стал!»

    Александра Бруштейн, Мария Гельфонд 2 октября 2013

    Этот очерк без названия Александра Бруштейн написала после войны. В нем она рассказывает о своей поездке в родную Вильну в 1941 году. Его герои — родители писательницы, няня Юзефа и другие прототипы трилогии «Дорога уходит в даль». Очерк публикуется впервые.

  • «В Африке не успели дойти до газовых камер, остановились на трудовых лагерях»

    Сегодня / Лица Анна Рудницкая 27 сентября 2013

    Ирит Абрамски, многолетняя руководительница русского отдела музея «Яд Вашем», — о том, как рассказывать про Катастрофу арабам, о том, почему она теряет голос, оказываясь в Литве, о здравомыслии безумия и о том, что история Катастрофы — это история про выбор

  • Седер в Пабярже

    Михаил Горелик 12 апреля 2012

    Пятеро возвращаются в комнату, наводят порядок, переодеваются, достают из холодильника невозможную в Песах водку, достают закуску, невозможную за еврейским традиционным столом вообще никогда. Они не евреи. Они литовцы, живущие в Каунасе и Вильнюсе. Каждый год в Песах приезжают в Кедайняй, откуда родом их отцы и деды, идут в Пабярже, становятся на недолгое время евреями. Почему они это делают?

  • Еврейская библиотека в Вильно

    Сегодня / Новости Мила Дубровина 7 декабря 2011

    Американец англо-ирландского происхождения, христианин (баптист, если быть точными) из Вирджинии по имени Уаймэн Брент построил на свои средства и небольшие пожертвования еврейскую библиотеку в городе, легендарная еврейская община которого была почти полностью уничтожена во Второй мировой войне.

  • Литовский дивертисмент

    Сегодня / Кулинарный комментарий Ольга Гессен 21 июня 2011

    Будь я на месте сварливой жены, посмеялась бы вслух сама над собой, чтобы скрыть смущение, и, вероятно, попробовала бы как-то разрядить обстановку. Например, рассказала бы девушке (которая, наверное, переехала в Израиль в совсем юном возрасте) о том, как готовить шалтибарщай, или холодный борщ, если по-русски.