Италия

 

  • Предчувствие острова

    Сегодня / Письма приметливого путешественника Нелли Шульман 12 января 2010

    Это последнее место в Европе, а может быть, и в мире, где, делая шаг, ты оказываешься в другой реальности. Южное Средневековье сменяется северным базаром, и мы идем, лавируя между лавочными зазывалами, запахами кебаба и жареной рыбы из забегаловок, разноцветными холеными кошками.

  • Письма из Венеции

    Сегодня / Письма приметливого путешественника Некод Зингер 4 ноября 2009

    Если держаться подальше от прославленной площади да еще от моста Риальто, запруженных интернациональными массами ротозеев, поздней осенью Серениссима вполне проходима и проплываема. Родовые кланы японских туристов, процессии поздних немецких романтиков и американские десанты пасутся по большей мере именно там, а поодаль, кроме местных жителей, встретишь разве что симпатичнейшего бородатого эксностриса, не сделавшего окончательного выбора между Вайлем и Генисом, — заблудшую русскоговорящую овцу, с трудом оторвавшуюся от могилок Бродского, Стравинского и Дягилева на кладбище Сан-Микеле.

  • Владимир Жаботинский и его роман с Италией

    Анна Божко 15 сентября 2009

    Сказала и убежала. Минули года незримо.
    Мама еще жива гордой кровью, как жив и бодр
    Народ наш. Имя мое – Владимир.
    Тропинка моя идет сквозь грозные бури.
    Но цыганка не солгала: любовью томимый,
    Из-за женщины подлой я гибну в бредовом сумбуре.

  • Дина Рубина. Белая голубка Кордовы

    3 сентября 2009

    - Значит, Ватикан все-таки покупает картины?
    - Ватикан много чего покупает, в том числе и молчание. Известен случай, когда актеру, который играл Христа в паршивой пьеске на Бродвее, заплатили колоссальные деньги только за то, чтоб он ничего не играл более того, что следует по роли. Парень по бедности был согласен и на легкую эротику.

  • Мальчик Мотл остановился в Зальцбурге

    Сегодня / Фикшн Олег Юрьев 5 августа 2009

    Отец — воздушный человек, строитель и продавец воздушных замков, прожектер, коммивояжер, веселый гешефтмахер, кафейный (и кафешантанный) завсегдатай, человек, живущий в мире и лишь иногда возвращающийся к счастливо привстающим на цыпочки детям с полными руками праздника (если повезло) или мимо них, к застывшей в глубине комнаты матери, зализывать раны.

  • Крачмальникофф из Умбрии, который любил евреев

    Сегодня / Репортажи Ариэль Бульштейн 7 июля 2009

    Итальянская провинция Умбрия, оказывается, дружит с Израилем. И это несмотря на то, что евреев там почти не осталось. О превратностях еврейской жизни в Умбрии от Средних веков и до наших дней, а также о том, как один человек обратил в дружбу тысячу умбрийцев, - репортаж корреспондента "Букника".

  • В саду чужих возможностей

    Сегодня / Фикшн Дина Суворова 4 марта 2009

    Единственные трения, которые мы видим, происходят внутри еврейской общины. И главный объект общественного недовольства - семья Финци-Контини: слишком богаты, слишком экстравагантны. Привычный фон бытового антисемитизма отсутствует. Перед читателем – история богатой аристократической семьи, юношеская любовь в декорациях конца истории.

  • Тусклое зеркало

    Сегодня / О городах, о вкусах, о любви Нелли Шульман 23 октября 2008

    Город и его жители стали лучшим в мире фоном для всего того, что может происходить на первом плане. Венеция и венецианцы веками вживались в свою задачу – исполнять роль изысканной декорации для всех остальных жителей нашей планеты, привозящих сюда свои любови или ненависти. Заводить роман с венецианцем невозможно – не станете же вы флиртовать с маской, статистом, нарисованным силуэтом, каким бы привлекательным он ни был.

  • ...Забвена буди десница моя

    Сегодня / Фикшн Давид Гарт 6 октября 2008

    На протяжении четырехсот страниц 60-летний миланский букинист-интеллектуал Ямбо восстанавливает свою детскую и юношескую память, сидя на чердаке деревенского дома – среди пыли и паутины, книжек, журналов, газет, комиксов, открыток, пластинок.

  • Дерутся

    Сегодня / Пули над Бродвеем Ксения Рождественская 11 сентября 2008

    Венецианский кинофестиваль в этом году исследовал феномен внутренних подростков, адреналиновых джанки, сидящих в каждом человеке. Они прячутся то за взрослыми фразами, то за серьезными делами, то за какими-то «правилами», но в лучших фильмах снимают эти маски и честно выходят вперед.