Троцкизм-сионизм, или Гебраистика в СССР

  • Издательство: Европейский дом, СПб, 2006
В наши дни, когда на территории бывшего Советского Союза проходят десятки семинаров и конференций по иудаике, в которых принимают участие сотни исследователей, когда выходит множество книг и журналов, так или иначе связанных с изучением еврейской культуры и истории, уже трудно себе представить, что двадцать лет назад занятие этими науками было почти что подвигом. Книга доктора филологических наук Клавдии Борисовны Старковой (1915-2000) повествует о тех недавних временах, когда иудаика была еще "гебраистикой" и изучать ее было не просто небезопасно. Подчас это оборачивались для ученого трагедией.

Клавдия Борисовна прожила восемьдесят пять лет и написала, вернее, надиктовала свои воспоминания незадолго до смерти. Самое поразительное в них - это чувство детского удивления перед собственной судьбой, искренняя попытка объяснить себя, свою "основную страсть" - увлечение Востоком, ставшее стержнем всей жизни.

Старкова была типичным "ботаником", из тех, у кого сильные линзы, кто читает Диккенса в шесть лет, а животных любит больше, чем школьных товарищей. Среди ее предков были шляхтичи и староверы, и отсюда, видимо, и пошел невероятный характер Клавдии Борисовны, ее умение настоять на своем и непочтительное отношение к власти. Она была удивительным близоруким ребенком, которого очень любили родители. Уже в ранней юности девочка поняла, что необыкновенно способна к языкам. При поступлении в университет, правда, колебалась между биологией и филологией, но, выбрав последнюю, всю свою долгую жизнь занималась восточными языками: ивритом и арабским. А началось это увлечение с одного почти хрестоматийного эпизода.

Старкова училась в четвертом классе школы в Боровичах и рассказала подруге Ревекке о своем интересе к древнееврейскому языку. Подруга привела ее к своему деду, и это было
"Первое свидание с настоящим представителем еврейского народа. У старика были очень красивые белые вьющиеся волосы, самые настоящие пейсы, длинный черный сюртук... Он раскрыл передо мной книгу, объяснил, что гласные знаки пишутся под буквами, не рядом с буквами. Я с величайшим благоговением взяла книгу, все посмотрела, с таким же благоговением отдала ему обратно, поклонилась и поблагодарила. Старик смотрел на меня с благосклонной улыбкой. Я сказала ему, что постараюсь выучиться древнееврейскому языку".
Перед нами безыскусные, а от того еще более пронзительные картинки: вот девочка-подросток болеет скарлатиной и в бреду играет в карты с собственным одеялом; вот мать в сердцах говорит: "беден, как еврейская коза", потому что эти самые еврейские козы в Белостоке объедали со столбов афиши; а вот описание чувства физического отвращения от словосочетания "мясистое миро" в стихах Пастернака.

Почти половина книги посвящена воспоминаниям об учителях и друзьях-востоковедах. Перед нами судьбы людей, чьи имена почти забыты: М.Н. Соколов, П.К. Коковцов, А.Я. Борисов, И.Ю. Крачковский. Один из самых ярких персонажей книги - И.Г. Франк-Каменецкий - ленинградский востоковед, поклонник яфетической теории, автор десятков работ по мифологии, поэтике, истории Ближнего Востока и Египта. "Надо сразу сказать, что Израиль Григорьевич Франк-Каменецкий был подлинно святым человеком. Он был полон искреннего доброжелательства в отношении каждого человека, с которым общался, а к своим ученикам - тем более. Я не представляю, чтобы он по-разному относился к разным людям. Он никогда не ставил плохих отметок и искренне считал, что раз человек пошел изучать древнееврейский язык, то уже за это имеет право считаться обладающим полноценными способностями". Читатели как будто сами видят этого человека с "такими глазами, что кажется, что он смеется над всем тем, что сам высказывает вслух".

Книга подготовлена к печати известными петербургскими востоковедами, учениками К.Б. Старковой, И.Р. Тантлевским и В.Л. Вихновичем. Помимо предисловия, написанного названными учеными, в приложении к книге опубликованы воспоминания о К.Б. Старковой того же В.Л. Вихновича, Е.Н. Мещерской и Г.М. Глускиной, а также статьи Старковой о евреях в Европе и СССР, написанные в конце 40-х годов для сборника "Народы мира". К сожалению, эти тексты так и не увидели свет при жизни автора. Еще одна статья, включенная в сборник, посвящена истории семитологии в СССР в первой половине XX вв.

«Воспоминания» рассказывают о тех временах, когда ученый существовал практически в безвоздушном пространстве, не участвуя в международных конгрессах, не встречаясь с коллегами, в отрыве от проблем и достижений мировой науки. Тем более впечатляют та стойкость и упорство, с которым такие ученые, как К.Б. Старкова, руководствуясь чистым интересом, продолжали заниматься «наукой ради науки» - практически всегда вопреки соображениям карьеры и собственной безопасности.


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе