Shine on you new Даймонт

Денис Соболев. Евреи и Европа
  • Издательство: Текст / Еврейское Слово, 2008
Синеньких прибавилось.

Радетели еврейского книгоиздания в рамках программы «Дварим» запустили новую книжную серию под инсайдерским названием «Чейсовская коллекция». В отличие от «Прозы еврейской жизни» это — non-fiction еврейской жизни, причем не академические исследования, как гешаримовская «Bibliotheca Judaica», а адаптированные работы крупных ученых (уже вышел Бенджамин Харшав, планируются Джеймс Кугель и Рут Вайс), эссеистика, науч-поп. Открывает серию книга «Евреи и Европа» Дениса Соболева — не монография, как предупреждает автор в предисловии, а собрание очерков, призванных отразить разные аспекты взаимодействия еврейской и европейской цивилизаций.

Вообще-то, когда в руки попадает науч-поп — особенно если по знакомой тебе тематике, особенно если это не популяризация от светила науки, а сочинение автора, не внушающего тебе априорного уважения, — реакция, натурально, одна: отторжение. Шипишь себе под нос с характерной интонацией Киркорова в роли графа Альмавивы: Госссподи-боже-ж-ты-мой!. Раздражают подчеркнуто красивые, или многозначительные заголовки. Цитаты без сносок и вообще информация без ссылок. Ошибки в транскрипции имен и терминов. Художественные средства аргументации и привычка уходить от вроде бы научного — по крайней мере, рационалистического — дискурса в область ощущений и метафор. Изначальная понятийная нечеткость и ориентация не на решение поставленных задач, а на «поговорить о». Готовность сопоставить все со всем и допустить в собственной теории 90% исключений.

Тут надо сказать, во-первых, что книга Дениса Соболева — в своей жанровой категории очень хорошая книга, и эти претензии относятся к ней лишь в небольшой степени. Во-вторых — совет: не читайте до обеда советских газет науч-попа по темам, лежащим в поле вашего профессионального интереса. Вот так-то.

А в-третьих, есть такая книга американского раввина Макса Даймонта (1912—1992) «Евреи, Бог и история». Сейчас она издана-переиздана, а в свое время в известных кругах ходила в самиздате, как водится, трудночитаемом. У меня до сих пор лежит где-то в пакете пачка фотобумаги большого формата, а на ней — микроскопически (четыре страницы на лист) воспроизведенная книга Даймонта — осталась от уехавших родственников. И книга эта — вместе с Зеноном Косидовским и тогда еще тамиздатовским Йосефом Телушкиным — составляла обязательный круг чтения сколько-нибудь национально сознательных советских евреев. Или, иначе, формировала эту национально-культурную идентичность.

Денис Соболев ничуть не хуже Макса Даймонта — он ощутимо лучше. Это Даймонт осовремененный, более академичный и интеллектуально рафинированный, более тематически специальный, более авторский, оригинальный, свободный от скучной традиционалистской — ну или сионистской — апологетической парадигмы, свойственной Даймонту и вообще популяризаторской еврейской литературе.

Чтобы получить от качественного науч-попа удовольствие, надо не искать в нем соответствия требованиям, предъявляемым научной литературе, а либо черпать фактографию, либо — если таковая известна — просто совпасть с автором в общем мессидже, разделять его пафос и парадигму. А общий мессидж у Дениса Соболева — современный и адекватный, настолько принятый сейчас в иудаике, что полемический задор автора иногда представляется поединком с ветряными мельницами. Он состоит в отказе и от национальной виктимизации, и от национального бахвальства (обе эти позиции изоляционистские — они геттоизируют всё еврейское, отчуждают его от культурного контекста стран обитания) и в приверженности тренду нормализации и интеграции — но не за счет утери национальной самобытности (как то сделали неразумные хазары предки в прошлом веке и в позапрошлом; хазары, впрочем, тоже предки — Соболев оказался горячим сторонником этой теории), а путем поиска параллелей и сходств, путем создания портрета единой еврейско-европейской цивилизации, пусть расплывчатого и неравномерно прокрашенного.

Так что именно евреи и Европа — не евреи без Европы, не в Европу без еврейства, не Европа без евреев и даже не Европа без евреев — ноль.

Еще:
В поисках утраченного штетла
Ни Еллина, ни Иудея
Свет мой, зеркальце, скажи
Даже не купцы
Еврейский портрет в польском интерьере


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе