Письмо о священной близости

  • Издательство: Сегулот. Иерусалим, 2010
  • Перевод: с иврита Пинхаса Зидмана
Каббале на русском языке, можно сказать, не повезло. Есть переводы Сефер Йецира («Книги творения»), фрагментов «Зогара», «Багир» и других сочинений, причем качество этих переводов зачастую вызывает большие сомнения. Образцово издан фундаментальный, хотя и несколько устаревший труд Гершома Шолема «Основные течения в еврейской мистике». Только что вышел и важнейший, корректирующий и дополняющий Шолема труд Моше Иделя «Каббала: Новые перспективы».

В остальном – большое белое пятно. Днем с огнем не найти первоисточников, не переводятся другие работы современных исследователей Каббалы – того же Иделя, Йосефа Дана, Эллиота Вольфсона. Зато полки книжных магазинов ломятся от сочинений Михаэля Лайтмана и семейства Бергов из «Центра изучения Каббалы», имеющих весьма опосредованное отношение к традиционной Каббале, и каждый второй, от хипстеров до звезд эстрады объявляет себя каббалистом.

Оттого так радует вышедший перевод Игерет Акодеш, влиятельного каббалистического трактата XIII века. Автором этого мистического истолкования сексуальных отношений между супругами означен знаменитый средневековый ученый рабби Моше бен Нахман (1194–1270), известный как Рамбан или Нахманид. Уже с XIV века авторство Игерет Акодеш приписывалось именно ему, гораздо позднее Гершом Шолем и другие ученые лишили Нахманида этой чести, но так и не смогли окончательно определиться в вопросе авторства. Творцом «Письма» или «Священного послания» называют то Эзру бен Соломона или Иосифа Джикатиллу, видных каббалистов XIII-XIV веков, то рабби Иосифа из Шушана, а то и вовсе анонима, который якобы написал трактат в последней четверти тринадцатого века.

Как бы то ни было, Игерет Акодеш пользовался большой популярностью. Трактат цитировали и переписывали, авторы этических сочинений полностью или частично включали его в свои труды, с XVI века «Письмо» постоянно переиздавалось в еврейских общинах Европы (Рим, Базель, Амстердам, Краков, Берлин, и т.д.). Ученые отмечают, что трактат – в отличие от сочинений других ранних каббалистов, посвященных этическим вопросам, – отнюдь не скрывает свою каббалистическую направленность. «Можно утверждать, что это первое популярное сочинение, в котором каббалистическое учение прилагается к повседневной жизни», – пишет исследователь Каббалы Йосеф Дан.

В первых же главах автор трактата обрушивается на аристотелевскую традицию, воплощенную в сочинениях великого Рамбама. Ему претит сама мысль о том, что сексуальность воспринимается как низшая и лишенная истинной духовности сфера жизни:

Рав (Маймонид) был неправ, когда, поддерживая мнение Аристотеля, написал в книге «Путеводитель заблудших», что «чувство осязания – позор для нас». В этом высказывании есть некая скрытая ересь, которая на первый взгляд не ощущается. Потому что если бы Аристотель верил, что мир создан Б-гом преднамеренно, он не считал бы так. Мы же верим, что Всевышний создал все мудро, и не сотворил ничего позорного и безобразного. Если предположить, что интимная связь – постыдна, то и половые органы – нечто постыдное, а ведь их создал Творец! Как может быть, что Он создал нечто ущербное или позорное?
Автор «Письма» видит сексуальные отношения между мужем и женой – если они соответствуют галахическим законам и предписаниям – священными и полагает, что они ведут к высшему мистическому опыту. Для описания близости и доказательства ее святости используется библейское понятие «познания»:

Когда близость происходит надлежащим образом, в правильное время и с правильными мыслями, она свята и чиста. Совершенно неправильно думать, что в близости есть что-то постыдное или безобразное, ведь она называется «познанием», как написано: «И познал Элькана Хану, жену свою» (1 Шмуэль 1:19). Когда капля семени выходит в святости и чистоте, она притягивает силы Даат (знания) и Бина (понимания), которые находятся в мозгу. Если бы близость не была свята, ее не называли бы «познанием».
Первородный грех Адама и Евы, согласно Игерет Акодеш, не в физической близости как таковой, а в поиске чувственных наслаждений. При всех нападках на Маймонида, подобный идеал естественной, но лишенной страсти сексуальности, как считают интерпретаторы, подчеркивает двойственное отношение автора трактата к телу и телесным утехам.

Впрочем, автора Игерет Акодеш куда больше интересуют духовные и мистические аспекты супружеской близости. Сексуальный акт между супругами отражает небесный союз сфирот Тиферет и Шехины (то есть мужа и жены) и способствует единству в горних сферах. Это своего рода единение высшего и низшего, физического и духовного миров, требующее медитативного очищения и возвышения мыслей, духовной концентрации и «притяжения» небесного изобилия и света.

Однако Игерет Акодеш предлагает и немало практических рекомендаций о том, как достичь духовных высот измерения в близости. Создатель трактата обсуждает время подобающего сексуального акта (ночь субботы), пищу, способствующую «достойной» близости (не переедать и не вступать в интимную связь непосредственно после еды) и другие прозаические вопросы.

В главе «О намерении при близости» подробно сказано о «глубокой тайне» – намерении и медитативной сосредоточенности. Они, как утверждается и в более поздних каббалистических сочинениях, формируют реальность, ведь воображение и мысли, приходящие во время близости, способны влиять на будущее:

Творец дал человеку силу воображения, которая способна порождать подобное тому, что человек себе представляет. Когда человек вступает в интимную близость с женой, и его воображение и мысли заняты словами мудрости и разума, достойными и правильными качествами характера – то его мысль способна сформировать образ в капле семени. <…> Наши учителя обратили наше внимание на действие силы воображения в трактате Брахот (2оа). Там сказано, что рабби Йоханан имел обыкновение сидеть у ворот дома омовения (миквы). Он говорил: «Когда дочери Израиля выходят из миквы, они смотрят на меня, и у них рождаются дети, подобные мне красотой». Здесь мы видим, что когда женщина представляет себе красивого мужчину и вступает в близость с мужем, то ее сознание само по себе формирует образ ребенка в соответствии с тем, что она воображает. Таким образом, сила мысли и воображения является важным фактором создания внешней формы ребенка и его свойств и качеств – будет ли он праведником или злодеем.
Поэтому человек должен очистить свои мысли во время супружеской близости, не думать о грехах и разврате, а размышлять о чистых и святых вещах. Следует освободить разум от негативных дум и представлять себе чистых и святых праведников, людей знания, мудрости и разумения, поскольку такие мысли воздействуют на семя и формируют его по своему подобию во время близости. Следует также успокоить и расслабить жену, постараться развеселить и подготовить ее словами, которые радуют сердце, чтобы и она тоже обратилась к чистым и праведным мыслям. Тогда они будут вместе, едины в выполнении этой заповеди, их мысли соединятся в одно целое, Б-жественное Присутствие будет находиться между ними, и они родят сына в соответствии с чистой формой, которую себе представят.

Перевод трактата, достаточно точно отражая смысл, слабо передает стиль сочинения (в издание включен оригинальный текст, и знающие иврит имеют возможность сравнить его с переводом). Например, фраза «Когда близость происходит надлежащим образом, в правильное время и с правильными мыслями, она свята и чиста» звучит в оригинале примерно так: «Знай же, главное в сути близости то, что она есть святое и чистое деяние, когда свершается как должно, в должное время и с правильным намерением». Однако, учитывая далеко не устоявшуюся традицию русских переложений подобных трудов, появление этой книги по-русски – уже несомненное достижение.

И еще о близости:

О назореях, монахах и сексуальном воздержании
О любви и семейной жизни
О странностях некоторых мудрецов
13 галахических законов 32 марта


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе