Необычайность обычая

Даниэль Шпербер. Минхагей Исраэль
  • Издательство: Мосад ха-рав Кук, 0
После двух-трех поколений ассимиляции иудаизм для большинства русскоязычных евреев стал религией книжной: о том, как жить религиозному еврею, мы узнаём не в семье, но из книг и от учителей. Как ни странно, сходным образом дело обстоит сегодня и во многих семьях и общинах, где связь времен никогда не прерывалась: религиозные потомки многих поколений праведных и благочестивых евреев сплошь и рядом предпочитают следовать мнениям авторитетных раввинов в ущерб семейным и общинным традициям. (Тем, кого интересуют подробности, можем рекомендовать статью профессора Менахема Фридмана "Забытый кубок для киддуша: изменения в ашкеназской ультра-ортодоксальной культуре".)

Многотомная монография "Обычаи Израиля" ("Минхагей Исраэль") профессора Бар-Иланского университета Даниэля Шпербера (מנהגי ישראל: מקורות ותולדות מאת דניאל שפרבר) показывает нам совсем иную модель еврейской жизни. Здесь школой еврейства были семья и община, а не раввин и книга, и на вопрос, как еврею поступать в той или иной ситуации, подавляющее большинство отвечало: так, как ныне в подобной ситуации поступает его окружение, а прежде — его предки.

В восьми томах фундаментального исследования профессор Шпербер скрупулезно описывает многочисленные и разнообразные обычаи различных еврейских общин, их возможное происхождение и смысл.

Как обычно в традиционных религиях, эти обычаи касались любых сторон еврейской жизни — "обрядов перехода", поведения в синагоге, молитвы, праздников, еды (последние два элемента в еврейской жизни были нераздельны, поскольку традиция до мельчайших деталей регламентировала меню для каждого праздника, вплоть до порядка блюд и даже формы хлеба: на Рош а-Шана - обязательно круглый, на трапезу перед Йом-Кипур – в виде лестницы, на Симхат-Тора - в виде птиц, и т.д). Традиция окружала еврея еще до рождения (обычаи, связанные с беременностью и родами) и не отпускала до самой смерти.

Происхождение обычаев, о которых повествует Шпербер, весьма разнообразно. Иногда та или иная практика происходила из буквального понимания библейского стиха, иногда - с большой вероятностью была заимствована у нееврейских соседей. Во многих случаях обычаи выражали описанное еще Фрезером магическое мышление, свойственное большинству традиционных религий, - к примеру, во время родов во многих общинах принято было раскрывать в синагоге ковчег со свитками Торы. Некоторые практики знакомят нас с непривычными обитателями мира, где жили традиционные евреи, — например, с Лилит и различными злыми духами (чтобы те не навредили новорожденному, около колыбельки, а часто и в саму колыбель клали нож или другие острые предметы).

Порой обычаи — единственная память о ныне забытых религиозных еврейских практиках. К примеру, во многих пражских общинах 92-й псалом ("Хвалебная песнь в честь субботнего дня") в пятницу вечером читали не один раз, а два. Этот странный обычай сохранился с тех пор, когда в пражских синагогах было принято встречать субботу под аккомпанемент органа и других музыкальных инструментов. Пражские евреи читали 92-й псалом дважды: первый раз под музыку до наступления субботы, а второй раз - уже после того, как наступал Шабат. Современному читателю богослужение под музыку представляется недопустимым, с точки зрения традиции, обновленчеством. Но, как свидетельствует знаток еврейской музыки Абраам Идельсон, музыкальные богослужения были запрещены пражскими раввинами лишь в конце XVIII века — поскольку музыканты нередко увлекались и продолжали играть после наступления субботы, — то есть за несколько десятилетий до появления реформизма.

Как это нередко случается, народная религиозность, описанная Шпербером, не всегда отражала теологические и этические доктрины "высокой" книжной религии. К примеру, евреи Йемена имели обыкновение с наступлением месяца Элул собираться и по ночам избивать палками местных собак, дабы собачий вой лишний раз напомнил Всевышнему о страданиях еврейского народа в изгнании. Неудивительно, что раввины временами выступали против тех или иных обычаев. Порой борьба завершалась победой - к примеру, восточно-европейским раввинам удалось искоренить популярный обычай класть под мышку (!) рожающей женщине свиток Торы из синагоги. Но зачастую обычай оказывался сильнее духовных лидеров: к примеру, обряд капарот, несмотря на неоднократную критику авторитетных раввинов, благополучно сохранился до наших дней.

Монументальное исследование Шпербера едва ли способно развлечь — жанр обязывает к сухости языка и изобилию сносок и комментариев. Но, разумеется, иметь это исследование на полке стоит каждому еврею, который читает на иврите и интересуется еврейской историей и культурой, - ибо полезно иногда сверять нынешний мир с исчезнувшим миром наших прадедушек и прабабок.


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе