Народ-призрак и «всемирный заговор»

Рут Вайс. Евреи и власть
  • Издательство: Текст, 2008
  • Перевод: с английского Любови Черниной
Евреи – самый мифологизированный народ в истории человечества, пишет в своей новой книге Рут Вайс. Она считает, что такими их сделала христианская одержимость: демонизированный образ евреев давал возможность обвинять их во всех грехах.

Профессор Гарвардского университета и литературовед Рут Вайс рассматривает историю взаимоотношений евреев и власти. Во всех странах, где евреям доводилось жить. В различные эпохи. В разных социокультурных обстоятельствах. Исследование посвящено главным образом сосуществованию идеологий, систем жизнеустройства, менталитетов. В разных главах название книги можно трактовать по-разному: «евреи диаспоры и власти страны, где они проживают», «власть в государстве Израиль», «евреи Израиля и политика соседних арабских стран» и др.

Особенность исторической судьбы евреев в том, что со времени завоевания Иерусалима императором Титом и вплоть до 1948 года у этого народа не было своего государства. Утрата суверенитета стала важнейшим политическим событием в истории евреев, пишет Вайс. Почти две тысячи лет они пребывали в изгнании, жили на чужой земле, под чужой властью. Как это повлияло на самосознание еврейского народа? Каковы плюсы и минусы этой многовековой жизни вне собственного государства? Существовали ли у евреев диаспоры альтернативные формы власти?.. Этими, в частности, вопросами, задается Вайс и пытается на них ответить.

Это классическое интеллектуальное эссе на стыке историографии, культурологии, религиоведения, политологии и философии; притом весьма субъективное, местами пристрастное, с автобиографическими вставками – что вполне объяснимо. Вайс родилась в середине 30-х в Восточной Европе и вскоре переехала с родителями в Америку. Росла в еврейском квартале Монреаля, и застала времена, когда франкоканадцы Квебека симпатизировали режиму Виши и его покровителям.

Среди еврейских интеллектуалов ХIХ – ХХ вв. не было единства во взглядах на политическую сущность Рассеяния. Так, Герман Коген считал, что евреи гораздо лучше христиан смогли реализовать этические императивы Канта, ибо их «не затронула порочность власти». По мнению Семена Дубнова, изгнание очистило евреев и сделало их «духовной нацией», в результате перенесенных испытаний «возродившейся к новой жизни». Леон Пинскер полагал, что изгнание превратило евреев в «народ-призрак» и призывал единоверцев к автоэмансипации. Считалось, что еврейской политики как таковой не существует – поскольку нет национального государства, где она бы могла практиковаться. Однако, по выражению Рут Вайс, еврейская диаспора была «одним из крупнейших в истории политических экспериментов». Основы же этой «внутренней политики» коренились в раввинистической и философской литературе.

Вместо «отсутствующего» политического измерения ученые стали выделять черты политической жизни, которым соответствуют многие признаки либеральной демократии – власть закона, акцент на правах и обязанностях индивида, выборность власти и всеобщее образование.
Однако еврейство диаспоры везде подчинялось капризам местной власти, замечает Вайс. Даже богатство и привилегии не в силах были уберечь от гонений, репрессий и дискриминации. (Примеры – судьба еврейской элиты в Испании конца ХV века и польских евреев тремя веками позднее.) Государственная власть, используя административные и финансовые рычаги, вела наступление на духовную, незримую власть в диаспоре. Нападки со стороны властей нередко происходили параллельно с ростом анти-еврейских настроений в обществе.

В еврейской среде, жившей под постоянным давлением и «сверху», и «снизу», появлялись всякого рода доносчики и предатели. Рут Вайс подробно рассматривает этот феномен, отмечая, впрочем, что подобных перебежчиков во все эпохи было явное меньшинство. Хотя ведь и знаменитый историк Иосиф Флавий был, по определению Вайс, «признанным эмиссаром к неевреям»…

Эмансипация евреев в ХIХ веке породила, в качестве «контрудара», дело Дрейфуса и «труды» Вильгельма Марра о засилье евреев в Германии. Само сочетание «власть и евреи» начинало все чаще трактоваться в значении «всемирный заговор евреев против христиан». Сгущавшаяся в Европе атмосфера антисемитизма «укрепила Теодора Герцля во мнении, что евреям безотлагательно необходима собственная страна», пишет Вайс. Пламенный идеолог сионизма помимо бесчисленных статей и речей на эту тему создал еще ряд утопических романов, описывающих грядущее еврейское государство. Так, в романе «Обновленная земля» (1902 г.) «восстановленная еврейская страна Израиля предстает усовершенствованной Европой в миниатюре». Ни солдат, ни политиков в этом государстве нет, фанатики любого рода осуждаются, социальная толерантность торжествует, а религия «исключена из общественных дел». В общем, классическая утопия. На практике все было не столь радужно.

Последние главы книги посвящены ХХ веку. Здесь Вайс-историк уступает место публицисту. После двухтысячелетнего перерыва евреи снова обрели собственное государство, где могут вершить власть по ими установленным законам. Но международное сообщество, по мнению автора книги, словно бы никак не смирится с этим непреложным фактом и продолжает с подозрением относиться к суверенному праву евреев – к примеру, на защиту своей страны от вооруженной агрессии. Немало резких слов автор адресует «палестинской стратегии инверсии и узурпации», позволившей арабам-фундаменталистам «вывернуть наизнанку» и обратить в свою пользу многие принципы израильской политики. И нередко западные СМИ, рассуждая о гуманизме, фактически сочувствуют террору, с грустью констатирует Вайс. Налицо новый «всемирный заговор», только с обратным знаком. Но, резюмирует она в финале, любая демократия уязвима – в особенности та, что находится в окружении нелояльных авторитарных режимов.

Вообще, последние страницы книги, посвященные современности - высококачественная «правая» интеллектуальная публицистика. Насколько подобная позиция типична для еврейских интеллектуальных кругов США, трудно судить со всей определенностью. В любом случае, взгляд Рут Вайс на еврейскую историю представляется оригинальным, хотя и весьма уязвимым для критики. В основном потому, что на первый план выходят политические убеждения и личные, биографические мотивы. Литературных достоинств книге это, безусловно, прибавляет. Вопрос в том, выигрывает ли «чистая» наука от подобного синтеза.

Отрывок из книги

Другие книги этой серии:**
Как быть евреем
Биробиджан - земля обетованная
Свежо предание


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе