Метод «божественной искры»

  • Издательство: Маханаим, 2009
Поразительно, насколько глубокой и интересной оказалась эта небольшая книга. Доктор Полонский в неполных сто страниц текста уместил невероятное количество размышлений и дилемм, связанных с учением Рава Кука – одной из самых интересных фигур современного еврейского возрождения.

Первая глава называется «Религиозная революция рава Кука», с самого начала настраивая читателя на волну нестандартных мыслей, неожиданных подходов и споров. Само утверждение, будто кто-то произвел революцию в иудаизме, довольно парадоксально: еврейской традиции, построенной на преемственности, революционные изменения вообще-то не свойственны. Однако если внимательно взглянуть вокруг, станет видно, что многое в еврейском мире основано на достижениях мысли человека, родившегося меньше полутора веков назад в местечке Грива на территории современной Латвии. Речь идет не только о зримых, материальных проявлениях религиозного сионизма, отцом и создателем которого считается раввин Авраам Ицхак Кук, но в первую очередь о стремлении к синергии еврейского мировоззрения и современных достижений «внешнего мира».

Автор книги рассказывает об основных принципах учения рава Кука: концепции общенационального диалога с Богом, концепции продолжающегося Божественного откровения, взглядах рава на метафизический смысл воссоздания еврейского государства. Доктор Полонский отмечает, что у рава Кука были не только сторонники, но и яростные противники. Истина рождается если не в спорах, то, безусловно, в противоречиях и конфликтах.

Полонский рассматривает концепцию рава Кука на примерах столкновения традиционных предписаний и современных представлений об этике и справедливости. Здесь особенно явно видны различия подхода рава Кука и традиционных воззрений. Сам рав Кук никогда не называл систему своих взглядов «ортодоксальной модернизацией», но вряд ли найдется более подходящий термин. В судьбе самого рава Кука основной конфликт еврейского мира проявился в столкновении вековых религиозных традиций и революционного по своей сути (и светского в основной массе) сионистского движения. Сегодня этот конфликт отчасти ушел в прошлое, но ему на смену пришли новые трудности. Тем интереснее попытка Полонского применить подход рава Кука к сегодняшним проблемам.

Взять, к примеру, ситуацию с репатриантами из бывшего СССР, у которых еврей только отец: даже если они считали себя евреями и воспитывались в еврейской среде, в Израиле такие люди неожиданно для себя узнавали, что по Галахе они – не евреи. Правила Галахи в этом случае соблюдаются, но нам неловко, словно такой вердикт противоречит интуитивным моральным и этическим нормам. Полонский называет это «гласом совести». С точки зрения консервативного ортодоксального мышления все просто: Галаха – божественный закон, а морально-этические принципы – порождение общества. Творение человека по определению уступает творению Всевышнего, другими словами – dura lex, sed lex, то есть извольте следовать закону, хоть он и суров.

Реформисты впадают в другую крайность. Они возводят человеческое моральное начало в ранг божественного и полагают, что когда наша совесть указывает нам тот или иной путь, это указание свято. Галаху же реформисты полагают человеческим творением, видя в ней следы разных исторических и культурных влияний. Таким образом, в столкновении морально-этических представлений и Галахи реформисты низвергают Галаху. Полонский показывает, что подходы ортодоксов и реформистов зеркальны, но страдают от одной и той же болезни – неспособности произвести синтез Галахи и морали.

В отличие от них, рав Кук исходил из того, что любое идеологическое направление внутри еврейства содержит в себе частичку истины, искру божественного начала. Поэтому в случае конфликта он не стремился принизить ни одну, ни другую точку зрения и даже не искал временного компромисса, перемирия между ними. Вместо этого рав Кук в любом подходе искал «частичку правды», пытаясь отделить ее от внешней шелухи и синтезировать с «частичками правды», извлеченными из других точек зрения. Выделенные таким образом искры способны вместе образовать что-то принципиально новое.

Как именно «ортодоксальная модернизация» добивается искомого синтеза? Рав Кук не подвергает сомнению божественный характер Галахи и необходимость соблюдать ее правила. Но, по его мнению, такова же и природа человеческой морали. Поэтому на самом деле конфликта между Галахой и моралью быть не может: если нам кажется, что они противоречат друг другу, значит, мы либо неверно понимаем Галаху, либо недослышали глас собственной совести (а всего вероятнее – и то, и другое). И это знак или даже прямое указание: совершенствовать понимание принципов Галахи и морали.

Например, помимо «жесткого» правила, гласящего, что сын отца-еврея и матери-нееврейки – такой же нееврей, как и человек, чьи родители оба неевреи, в еврейских источниках существуют и другие авторитетные мнения. Есть, к примеру, особый статус зера Исраэль («из потомков Израиля»), а потому, утверждает Полонский, для таких людей следует применить послабления в требованиях к гиюру, и такой подход не только не нарушает рамок Галахи, но наоборот – соответствует ее принципам, в основе которых лежит всемогущество Бога и святость человеческой жизни.

И еще учителя, не похожие на других:

Хасидские
Учитель, которого ученики видели в гробу
"Ходячий университет"


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе