Либерман, ортодоксы и совсем другие

  • Издательство: University of Scranton Press, 0
Профессор Марк Б. Шапиро из тех исследователей, кого называют иконоборцами: ортодоксальный еврей, свою научную деятельность он посвятил борьбе с устоявшимися мифами ортодоксального сознания. В религиозных кругах на его тексты реагируют бурно: в работах его всегда найдется множество фактов, какие не часто встретишь в "кошерной" литературе.

Последняя книга Шапиро "Saul Lieberman and the Orthodox" в этом смысле не исключение. В монографии речь идет об отношении ортодоксального мира к знаменитому раввину и исследователю Шаулю Либерману. Выдающийся знаток Торы и человек безусловного личного благочестия, получивший традиционное ортодоксальное воспитание, Либерман в 1940 году переехал из Иерусалима в Америку, где начал преподавать в Еврейской Теологической Семинарии (JTSA) — учебном заведении, где готовят консервативных раввинов. В JTSA Либерман проработал до конца жизни, в 1958-м став ректором семинарии.

Отношение тогдашней ортодоксии к консерваторам красноречиво характеризуется следующим эпизодом: в 1964-м рабби Мордехай Гифтер публично осудил некоего ортодоксального раввина, вместе с консервативными и реформистскими коллегами подписавшего обращение о важности заповеди обрезания. Разумеется, Гифтер не хотел, чтобы еврейские дети оставались необрезанными, но все равно полагал сотрудничество с неортодоксами совершенно невозможным.

Неудивительно, что, присоединившись к консерваторам, Либерман для многих ортодоксов стал персоной нон грата. Несмотря на то, что Либерман всю жизнь скрупулезно соблюдал заповеди, его оппоненты объявили, что он "оставил религиозное еврейство", и некоторые ортодоксальные издания (к примеру, журнал "Ха-Мааян") отказывались публиковать любые благожелательные отзывы о Либермане или его научных трудах.

Схожая судьба постигла и научные труды Либермана. Несмотря на их очевидную научную ценность, многие ультраортодоксы и их институты категорически отказывались держать их в своих библиотеках. Шапиро приводит и анекдотичные истории: например, один религиозный американский доктор заметил, что некий уважаемый раввин все время приходит на прием за час до назначенного времени, но категорически отказывается зайти в кабинет хотя бы минутой раньше условленного. Заинтригованный врач решил проверить, в чем дело, и обнаружил, что все это время раввин читает фундаментальный труд профессора Либермана "Тосефта ки-пшута", который стоял в приемной на книжной полке. Держать книгу у себя в библиотеке без ущерба для репутации раввин не мог, но равно не хотел отказывать себе в удовольствии этот труд прочитать.*.

Впрочем, научное значение отдельных трудов Либермана было столь велико, что полностью игнорировать его работы не удавалось. Прямые и косвенные ссылки на его книги можно найти в десятках ортодоксальных исследований — просто порой имя Либермана либо не упоминалось вовсе, либо заменялось на "один мудрец" или даже "один известный мудрец".

Аналогичные случаи бывали и в других уездах. К примеру, в изданном р. Штейнзальцем трактате "Пеа" Иерусалимского Талмуда есть загадочная аббревиатура «заин — пей» под которой скрывается... Захария Франкель, основатель неортодоксальной семинарии в Бреслау. Другим авторам повезло еще меньше. К примеру, в одной из лекций в иешиве Поневеж р. Элиягу Деcслер практически слово в слово повторил одну из глав знаменитой книги Дейла Карнеги, не упомянув источник даже намеком. Видимо, р. Десслер полагал, что ссылка на нееврейского психолога может вызвать у иешиботников непредсказуемую реакцию (в скобках заметим, что "специализацией" р. Десcлера, по иронии судьбы, является… еврейская этика).

Некоторые ортодоксы предлагали бойкотировать и Либермана лично. К примеру, когда р. Натан Каменецкий разговорился с Либерманом на чьей-то свадьбе, присутствовавший там же р. Аарон Котлер громко потребовал от р. Каменецкого прекратить беседу — дескать, общаться со "злодеями" запрещено. P. Каменецкий, впрочем, это требование проигнорировал. Да и сам Котлер, когда в 1954 году у его иешивы в Лакевуде возникли проблемы, обратился за помощью к "злодею" Либерману, причем последний не отказался помочь.

Еще один публичный скандал разразился в 1957 году, когда ортодоксальный раввин Мешулам Рот отказался получать премию имени рава Кука за исследования в области иудаики, поскольку другим номинантом в том году был Шауль Либерман. Р. Рот заявил, что не может получить премию вместе с "реформистским" раввином и преподавателем "реформистской семинарии". То, что Либерман ни единого дня не был ни тем, ни другим, вероятно, ускользнуло от внимания р. Рота, или же он не слишком разбирался в подобных материях.

На этом фоне огромный интерес представляют собранные Шапиро документы и свидетельства об ортодоксальных раввинах, которые, несмотря на разногласия, до конца жизни не только высоко ценили Либермана, но и не боялись выказывать свое уважение публично. В частности, в книге приводятся отрывки из писем р. Иехиэля Вeйнберга, р. Йосефа Соловейчика и других ортодоксальных раввинов, именовавших Либермана не иначе как "гаоном" (так называют выдающихся знатоков Торы), уважительные высказывания главных раввинов Израиля Унтермана, Герцога и Горена, постановление р. Менахема-Менделя Шнеерсона, разрешившего своему хасиду р. Залману Димитровскому работать в JTSA, "пока там остается проф. Либерман", и так далее.

Несколько страниц в работе Шапиро посвящено проекту совместного американского бейт-дина, признанного и ортодоксами, и консерваторами, который обладал бы эксклюзивными полномочиями в области еврейского бракоразводного права. Предполагалось, что раввинов этого суда будут совместно назначать два общепризнанных авторитета — р. Соловейчик от ортодоксов и р. Шауль Либерман от консерваторов. В конечном итоге ортодоксы отклонили это предложение, сочтя подобное сотрудничество с консерваторами невозможным, но интересно отметить, что из восемнадцати ортодоксальных раввинов, принимавших окончательное решение, шестеро высказались в поддержку проекта.

Несмотря на небольшой объем, в книге Шапиро есть не только факты, непосредственно связанные с Либерманом, но и другая интересная информация о взаимоотношениях ортодоксов и неортодоксов. Например, история венгерского раввина Шломо Шпинцера, зятя знаменитого Моше Софера, который был членом бейт-дина под председательством р. Морица Гудемана, выпускника неортодоксальной семинарии в Бреслау. Или рассказ о другом ученикe р. Софера, Элиазаре Горовицe, который преподавал в венском "Бейт-Мидраше", основанном реформистом Адольфом Елинеком.

В последние годы позиция консервативного иудаизма существенно сдвинулась влево, а ортодоксии, соответственно, вправо. Сегодня временами может показаться, будто точка зрения воинствующих фундаменталистов — единственно возможное ортодоксальное мнение. Поэтому факты, собранные профессором Шапиро, представляют значительную ценность: во-первых, как память о "еврействе, которое мы потеряли", а во-вторых, как основа для возобновления сотрудничества ортодоксов и консерваторов в будущем.

------------------

Можно перевести название книги как «[Изучение] простого смысла Тосефты». Тосефта — сборник таннаических учений, который составлен в структурном и смысловом соответствии с корпусом Мишны и содержит развернутые пояснения и дополнения к ней (подробнее, например, см. статью в «Электронной еврейской энциклопедии»).

Еще:
Все мудрецы в одном тазу
Мы бескрылы


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе