Книга, ставшая былью

Судьба Теодора Герцля в чем-то похожа на судьбу его старшего современника Карла Маркса - множество людей искренне считают себя их последователями, но лишь немногие знакомы с их идеями не в пересказе. В случае с русскоязычными евреями это, среди прочего, связано с малой доступностью текстов первого сионистского лидера, поскольку книги Герцля, изданные в свое время в серии «Библиотека алия», давно стали библиографической редкостью. Поэтому стоит поблагодарить издательство «Текст», переиздавшее в этом году главную книгу Герцля – «Еврейское государство».

В свое время Герцль сумел заработать репутацию талантливого драматурга и журналиста. Однако в «Еврейском государстве» его литературные дарования совершенно не проявились - книга написана сухим, скучным языком, лишенным каких-либо изысков.

Идейная часть книги не отличается ни новизной, ни оригинальностью. О том, что еврейский вопрос может быть успешно решен лишь в суверенном еврейском государстве, задолго до Герцля писали многие еврейские интеллектуалы. В частности, этой теме посвящена брошюра российского врача Леона Пинскера «Автоэмансипация», опубликованная в том же сборнике, что и «Еврейское государство». Рассказывают, что, прочитав книгу Пинскера, Герцль даже сказал, что, знай он о ней раньше, никогда бы не стал писать свое «Государство».

Не был Теодор Герцль и пророком. Как видно из книги, он, к примеру, совершенно не предвидел, что его проект возрождения еврейского государства придется решительно не по вкусу значительной части ортодоксального еврейства или что попытка его реализации в Палестине приведет к неизбежному столкновению с арабским национализмом.

И тем не менее, прочитать эту книгу стоит. Хотя бы потому, что это один из немногих текстов, которые сумел изменить историю, причем не только еврейскую, но и мировую.

Каким образом? Однозначно ответить на этот вопрос невозможно. Однако рискну предположить, что главный секрет этой книги состоит в следующем: Теодор Герцль сумел не только изобразить мечту, способную зажечь сердца миллионов, но и предложить конкретный план, который позволил бы сделать эту сказку былью.

Как и следовало ожидать, большая часть плана оказалась чистой воды прожектерством, не выдержавшим столкновения с грубой реальностью. Однако основная идея - создание всемирной организации, способной, во-первых, осуществить достаточно массовое переселение евреев, а во-вторых - сделать сионистский проект вопросом большой международной политики, - в конечном итоге была реализована и, что самое главное, привела к тому результату, который предсказывал Герцль, а именно - к созданию суверенного еврейского государства.

Наш план в сущности таков: если бы нам дали достаточную территорию на началах сюзеренства для нашей справедливой необходимости, предоставив обо всем остальном позаботиться уже нам самим, то все создалось бы само собой... Чтобы исполнить эту задачу, очень простую в принципе, необходимо создать два общества: Союз из евреев и Еврейское Общество.
Общество могло бы заведовать ликвидацией дел лиц, эмигрирующих из каких-нибудь стран, а с другой стороны, оно могло бы организовать на местах нового поселения необходимый движимый и недвижимый инвентарь... А тем временем, пока Устав для этого Еврейского Союза будет вырабатываться нашими теперешними государственными властями и пока эти последние уяснят себе суть дела, Союз сможет находиться под покровительством европейских государств.

Разумеется, реальное еврейское государство оказалось не слишком похожим на прекрасную картину, нарисованную венским мечтателем. Герцль мечтал о светском (западно-)европейском государстве, где евреи будут жить в мире и гармонии с национальными и религиозными меньшинствами, и на знамени которого будут изображены семь звезд, символизирующие семичасовой рабочий день.

Но может быть, в конце концов, у нас будет теократическое правление? На это, положим, можно ответить отрицательно. Религия нас соединяет, но совесть – освобождает. Мы не дадим даже возникнуть бессильным желаниям нашего духовенства. Предоставив им наши храмы, как предоставляем нашей милиции казармы, мы настолько уделим им права и уважения, насколько того заслуживают и требуют обязанности того и другого. Всякий может свободно исповедовать какую ему угодно религию, или вовсе никакой не исповедовать подобно тому, как он ничем не связан с той или другой национальностью. И если случится, что среди нас будут жить лица других исповеданий, или других национальностей, то они будут также пользоваться всеми правами и покровительством государства, как и аборигены страны…
Знамени у нас нет никакого, между тем как мы в таковом нуждаемся, ибо если собирают огромное число людей, то над их предводителями или начальниками должен развиваться какой-нибудь символический знак. В данном, именно, случае я предложил бы белый флаг с семью золотыми звездами, где белое поле символически обозначало бы собою новую светлую жизнь, а звезды – наш семичасовый рабочий день…
Для Европы же мы образовали бы там нечто вроде оплота, преграды против Азии, мы заботились бы о распространении культуры среди невежественных народов Азии.

Реальный Израиль оказался несколько более восточным и религиозным государством. Pабочая неделя длится 40-44 часа, если не больше. Отношения с национальными меньшинствами далеки от идеальных. Hе сбылась и главная мечта Герцля, ради которой, собственно, он и задумывал свой сионистский проект - что появление суверенного еврейского государства приведет к исчезновению антисемитизма. Cкорее наоборот: именно Израиль нередко оказывается сегодня главным возбудителем антисемитских настроений.

И тем не менее, это государство тоже выглядит достаточно неплохо, и вполне пригодно для жизни. А самое главное - если бы не нарисованный Герцлем дворец, у евреев не было бы и того дома, который есть сейчас.

Еще концептуальные проекты:
"Я построю свой Луна-парк..."
О ценности человеческого сознания


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе