Горе от ума

  • Издательство: Карьера Пресс, 2011
  • Перевод: с англ. Д. Стороженко
Профессор истории Джерри Мюллер — специалист по капитализму, преподаватель Католического университета Америки в Вашингтоне, автор многих книг и статей. Он наблюдателен и любознателен, не ограничивается одной темой и пишет то об Адаме Смите, то о немецких консерваторах, то об истории европейской мысли относительно капитализма.

Во время работы над своей последней книгой, Джерри Мюллер обратил внимание на то, что практически у всех теоретиков капитализма рассуждения непременно скатываются к евреям, да и в истории мировой экономики как-то уж слишком их много — тут Ротшильды с Блейхредерами, там Гуггенхаймы с Леви Страуссом. Так и возникла идея написать книгу о евреях и капитализме — попытаться найти в народе Израиля то, благодаря чему он «сверхпредставлен» во всех основных событиях истории Нового времени.

Как и подобает добросовестному ученому, Джерри Мюллер начинает с простого. Он не ленится задавать элементарные, даже странные вопросы, ответ на которые, знают, кажется, все. Например, кто такие евреи? Что такое капитализм? И если с капитализмом все понятно — экономика, основанная на свободной конкуренции, регулируемая рынком и т.д., то с евреями не все так просто:

«Должен ли историк включать сюда тех, кто сознательно и явно отмежевался от иудаизма и еврейства (таких, как Карл Маркс, в четыре года обращенный своим отступником-отцом в лютеранство)? Если рассматривать таких людей в качестве евреев, это может смахивать на принятие расистских категорий, навязанных в отношении евреев их врагами. Принимая определения антисемитов, можно в итоге отнести к евреям и тех, у кого нет исторических связей с ними, – как, например, Иосифа Сталина (чья настоящая фамилия была Джугашвили, которая – как утверждал один антисемит, украинец-эмигрант, – означает по-грузински «сын еврея»)».
В итоге автор включает в исследование и правоверных, и отступников, потому как «не стоит полагать, что передача культурных черт прекращается из-за перехода в другую веру». Идя наперекор экономической науке, которая «не учитывает того, что нельзя измерить», Мюллер считает именно традицию, культурные и индивидуальные черты евреев преимуществами в капиталистическом мире. Иудаизм не осуждает богатство, практика осмысления и обсуждения Торы оттачивает ум, а вложения в образование детей окупаются сторицей.

Экономические успехи и изобретения евреев были предметом обсуждения у европейцев со времен средневековых богословов, осуждавших ростовщичество. Вслед за ними пошли деятели Просвещения, считавшие, что делание денег не может считаться продуктивной работой, а посему это плохо. Прорыв в европейской мысли о евреях совершил Маркс: он сказал, что и еврей в капитализме, и сам этот строй — зло. В ответ на бесконечные обвинения евреи ушли в сионизм, социализм, к большевикам, в сельское хозяйство - словом, они были и среди крайних правых, и среди крайних левых.

Джерри Мюллер не поленился привести множество фактов и цитат, добросовестно пересказал положения теоретиков с обеих сторон — как противников еврейства (включая антисемитские рассуждения Вольтера), так и защитников — как сионист Бер (Дов) Борохов или британский философ Эрнст Геллнер. Но по большому счету, считает автор, его книга не о том, почему «евреев идентифицировали не только с капитализмом, но и с коммунизмом — самой крайней формой антикапитализма». Она — о результатах такого отношения, преднамеренных и непреднамеренных. А они все сводятся к усилению антисемитизма, который в результате обогатился новыми семантическими слоями и значениями:

«Еврей как революционер занял место наряду с образами еврея как богоубийцы и как капиталиста; образы Троцкого, Люксембург и Куна наложились на образы Ротшильда и Агасфера».
Все это лишь облегчило задачу антисемитам, предоставив в их распоряжение больше поводов «бить жидов» — тут вам и «протоколы сионских мудрецов», и пасквили Генри Форда, и Катастрофа, и «дело врачей», и еврейские чистки в партаппаратах соцстран. По этому поводу автор приводит замечательный эпизод:

«В 1918 году раввины из Одессы предали анафеме большевиков-евреев. Утверждали, что главный раввин Москвы, Якоб Мазех, заявил Троцкому (урожденному Бронштейну): «Революцию устроили Троцкие, а расплачиваются Бронштейны».
Исследуя генезис антисемитизма новейшего времени, Джерри Мюллер приходит к парадоксальному выводу, который наверняка смутит сторонников прогресса. Усиление антисемитизма – прямое следствие развития общества: капитализма и демократии. Ведь раньше евреи успешно занимались тем, чем брезговали заняться христиане, — ростовщичеством, например. Гражданское общество и развитие капитализма принесли с собой свободный рынок и конкуренцию – в том числе этническую, а, оказываясь в равных условиях с представителями титульных наций в Европе и Америке, еврей, как правило, побеждает, и встречает враждебность. И напрасно выдающийся либерал-экономист Мильтон Фридман взывал к разуму оппонентов и требовал покончить с дискриминацией евреев, делая акцент не на «высоких», а на вполне материальных вещах, бьющих по карману:

Клиент, который покупает хлеб у булочника одной с ним расы, идеологии или религии, а не у того булочника, который печет лучший хлеб по наиболее низкой цене, платит «премиальные».
И даже эта безупречная логика бессильна в борьбе с антисемитизмом, у которого своя правда. Но об этом Джерри Мюллер не пишет — он все-таки историк, а не психиатр.

Еще евреи и деньги:
Проблески гениальности
Израильское экономическое чудо
Вен их бин Ротшильд
Истории Уолл-стрит
Израильский шекель за пять минут
Кому евреи дают в долг?


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе