Белые и пушистые

  • Издательство: Гаятри, 2007
  • Перевод: с английского Ольги Дементиевской и Марии Фаликман
Это книга о любви. Платонической, необъяснимой, беззаветной, глупой, жадной, игривой до неприличия и усыпляюще-занудной; богоборческой, бестелесной и краткой, описанной подробно и преданно, но так и не поддавшейся исчерпывающей классификации. О любви к облакам. Автор - Гэвин Претор-Пинней, британский журналист, рыжебородый любитель облаков, абсолютно убежден, что человечество катастрофически к ним несправедливо. Однажды обнаружив, что для большей части людей облака – символ тоски, он счел необходимым исправить такое плачевное состояние дел. Собственно, для этого и было создано Общество л. о., а книга появилась как пособие для начинающих л. о., поскольку популярной литературы на эту тему, как выясняется, практически нет. А как можно любить то, о чем ничего не знаешь? Поэтому Претор-Пинней написал книжку, из которой про облака становится ясно все, насколько это вообще возможно с облаками, учитывая особенности их образования.

Начинается все с описания самого привычного – кучевого – облака, процесса его возникновения; повествованием о родах, видах и разновидностях; делении на ярусы и вероятности выпадения осадков из разных родов облаков; чудесными историями вроде:

«Облако со скругленными, выступающими краями стало символом прогноза погоды, созданном в 1975 году для Би-Би-Си Марком Алленом, двадцатидвухлетним графическим дизайнером. Тогда облака-символы существовали в виде покрытых резиной магнитиков: ведущий прогноза погоды нашлепывал их на карту Британии. Случалось, что когда он поворачивался лицом к экрану, магнитики у него за спиной отваливались… Эти кучевые облака-символы просуществовали тридцать лет, до 2005 года».
кучевые мощные и разорванныеЧтобы начинающий л. о. не заскучал, ему расскажут о роли облаков в религии, живописи, литературе и даже политике, начиная от «Юпитера и Ио» Корреджо, до описания спецэффектов для создания тумана и облаков в современном кино и даже московского мэра Лужкова с его маниакальной страстью к разгону облаков.

Все было бы идеально, не впадай Претор-Пинней на каждом шагу в детсадовский антропоморфизм, приписывая облакам характеры и настроения, называя их «царями», «стойкими солдатиками» или «нашими пушистыми друзьями». Надо сказать, он такой не один – каждый второй поэт пишет про них что-нибудь вроде «тучи ходят хмуро».

Между тем, настоящие фанаты никогда не назовут кучевое облако «братишкой» кучево-дождевого. Им не придет в голову мысль, что

«облака – самые яркие выразители идеи равенства, потому что их хорошо видно отовсюду».
кучево-дождевыеПотому что, на самом деле, в идее облаков нет ничего человеческого. Они больше, выше, легче, красивее и недолговечнее почти всего, что у нас тут имеется. Для их появления требуется соблюдения массы условий, искусственно создать которые совсем не просто. Одно из самых непостижимых явлений природы - облако, несущее с собой дождь или смерч, дающее жизнь и смерть. Собственно, из-за этого, а также благодаря сочетанию видимой плотности и очевидной легкости облака стали естественной метафорой невесомых субстанций вроде души, вычурных конструкций вроде рая, изменчивых или вовсе исчезающих образов Всевышнего и Его знамений. Но это лирика.

Все, что обычному человеку требуется знать об облаках, это какие именно из них дают осадки. Запоминайте:
слоистые и слоисто-кучевыекучевые мощные и разорванные;
кучево-дождевые;
слоистые и слоисто-кучевые.

Кроме них, существует еще порядка шести родов облаков, включающих в себя примерно двадцать разновидностей с бесконечно прекрасными названиями вроде «башенковидные», - но эти, можно считать, для красоты.

Вы спросите, может быть, какое это все имеет отношение к евреям. Самое прямое: выйдя из земли Египетской, еврейский народ сорок лет ходил за облаком, или, как пересказывает Исход Претор-Пинней:

«Бог ведет выкупленных евреев через пустыню в облачном столбе, передвигаясь впереди, останавливаясь, когда наступало время привала, и снова двигаясь, когда пора было продолжать путь».
А мы удивляемся, что они так долго делали в такой маленькой пустыне. Они шли по приборам. Видимость – ноль.

Еще почитать:

Моисей
Исход


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе