Втрое сильнее обычного порошка

Акулина Парфенова. Клуб худеющих стерв
  • Издательство: Амфора, 2009
Акулина Парфенова, сообщает нам литературное агентство «Гумен и Смирнова», родилась в 1972 году на острове Мадагаскар, в семье ученых-орнитологов, изучавших пути миграции пингвинов. Окончила школу в Ленинграде. Училась в университетах Лондона и Стокгольма. Пела бэк-вокалом в независимых группах, снималась в видеоклипах, участвовала как модель в хеппенингах. Плавала на судах Гринписа, преследующих китобоев-браконьеров. За эту деятельность дважды была арестована. Позже вышла замуж за британского аристократа и три года жила в Северной Англии в собственном замке.

Биография, разумеется, выдуманная; настоящая уж наверное интереснее, да и кого сегодня удивишь хеппенингом или британским аристократом. Узнать, с чего вдруг русский чик-лит обогатился на одного автора и две книжки, было б занимательно. Мало, что ли, таких книжек и авторов?

Литкритик Данилкин, положим, считает, что таких как раз мало – чтоб понимали про жанр и укладывались в рамки. Рамки — это когда обязательно хеппи-энд, непременно принц, пусть даже у него вместо короны три волосины с пробором, а вместо дворца квартира без евроремонта. Хотя жанр такой, что совсем без денег, квартиры и машины принц быть не может, положение обязывает. Что касается событий, то их на две, а то и на три тарелки обычной каши хватило бы с лихвой. У Акулины Парфеновой действующие лица шарашат, как в хороших боевиках. Между действиями у них случаются женские разговоры, но не о тяжкой доле или что «все мужики сволочи», а о современном искусстве, в крайнем случае - о кулинарии. Это, поверьте, приятно - читаешь себе дамский роман, а там между сексом и бизнесом телега: а что это у нас Дуня Смирнова так жутко все время выглядит?

Ну не любит она гламур, ну презирает его. Но все-таки между гламуром и стилем «незамужняя сельская учительница времен освоения целины» существует некоторая дистанция, на которой можно найти точку для остановки. Неужели она так любит Толстую, что стремится на экране выглядеть старше и нелепее той, чтоб Татьяне не было обидно?
С количеством персонажей в «Клубе худеющих стерв» тоже строго: героев точно отмерено, в ответственные моменты никто не выбегает из-за угла, в процессе никто не теряется. И пора, наверное, их представить.

Четыре блондинки — две крашеные, две натуральные. Две постарше, две помоложе. На четырех — два мужа, один список неврозов, вагон упорства и пара десятков кило лишнего веса. Собственно, лишний вес их объединяет. Юля — врач, специалист по похуданию. Оля — многомужница, Люся — музыкант-человеконенавистник, Настя — беременная вдова. Барышни образовали нечто вроде клуба под руководством Юли. Правда, не вполне для похудания, скорее ради «поговорить», в нашем климате это вроде психотерапии.

У каждой барышни в анамнезе драматическая сердечная история, а то и не одна, швах с работой, и потому каждой нужны деньги, добывать которые они будут руками и головой — не в смысле оральной стимуляции, но мозгом и трудами земными. Все четверо пашут круглые сутки — даже сильно беременная Настя, чей бизнес-план подразумевает наличие богатых мужиков, готовых расстаться с деньгами. Блондинки берут кредиты в банке, впрягаются в дело, а судьба-то-злодейка не дремлет, а мужики не торопятся помогать бескорыстно. Сволочи.

Это гораздо стремительнее, чем детективы Марининой, осмысленнее, чем многочлены Донцовой, и далеко не так душевно, как бывала Устинова в лучшие годы. (Прочих позвольте оставить в скобках.) Крепко, уверенно и ровно. Эмоции здесь ровно постольку, поскольку потребление еды и секса, а также выделение слез и крови определяются химическими процессами женского тела. Доктор Юля отдает себе отчет в том, что ее влюбленность пройдет через 12 недель, когда уровень фенилэтиламина опустится до нуля (в процентах). А посему за 12 недель новый проект должен заработать — потому что влюбленный человек может свернуть горы, и это не фигура речи, а физика тела.

О гормонах и специфике оперных голосов читать интересно, полезно, это бодрит. Такой разлинованной жизнь была только в десятом классе, когда знакомый мальчик объяснял, что любовь — это совпадение лептонных оболочек. Мальчик потом вырос программистом.

Акулина Парфенова свое пристрастие к подобным энциклопедическим прогонам вынесла из книжек Виктора Шкловского — он тоже любил развернуть метафору до справочной статьи. Нормальный, кстати, формат, многие женские журналы его давно освоили, что мешает женской литературе сделать то же самое? Как выясняется, ничего кроме умения.

Другими словами, нормальная книжка, полезная, интересная, с рецептами нежирной еды. Задачу свою развлекательную и духоподъемную выполняет более чем, единственное — жалеть себя здесь не принято. Плакать можно, но удовольствие от этого получать — увольте. Неудачников тут не любят, лузерам их лузерства не прощают, дважды в одну яму падают и не ноют. Жанр — это не только слабость, но и сила.

Что до похудания, так бабушка моя говорила: «Мужики любят баб, у которых есть за что подержаться». Но на всякий случай, если кто в купальник не влезает накануне отпуска, то вот вам еврейская диета. Мясо и молоко совместно не жрать, рыбу — с зеленью, вместо сахара и сладостей — мед, соки только свежевыжатые. Больше воды, фруктов и физических нагрузок. Только имейте в виду, пока толстый сохнет — худой сдохнет.

Еще женских романов:

Крестная мамочка
Стражники Иерусалима
Есть, молиться, любить


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе