Смерть - это все

Татьяна Москвина. Она что-то знала
  • Издательство: Амфора, 2007
Новая книга Татьяны Москвиной «Она что-то знала» начинается как детектив. Но детективная интрига - небрежная маскировка. Москвина опять написала замечательный роман, и опять на свою любимую тему: мужчины-женщины-Россия. Бесплотная героиня (и.о. главной) по имени Анна случайно начинает расследовать подозрительное самоубийство публициста Лилии Серебринской, и расследование становится для нее мощным источником познания русской жизни. У покойной, оставившей перед смертью загадочную, как и положено, записку, были три подруги. Девочки-школьницы (Марина, Роза, Лилия и Алена) заключили некий договор, и всю жизнь оставались ему верны и дружны меж собой. Анна хочет узнать, в чем суть договора, и по очереди встречается с подругами.

Визит в Москву к актрисе Марине, взбалмошной эгоистке, дает Москвиной возможность нарисовать едкую сатиру на театральную среду и отдельных ее представителей. В том же ключе описаны правозащитники - коллеги покойной Лилии. Уклад жизни еще одной подруги - Алены, провинциального врача и неформального лидера, - показан с сочувствием. А вот учительница Роза существует вне социума. Зато Роза у нас еврейка.

Вообще, роман Москвиной интересен не только и не столько еврейской темой, но на этих страницах важно рассказать о еврейском, и кое-что приходится оставить за кадром. Например, гендерный вопрос. Отметим только, что актриса Марина пользуется исключительно мужской косметикой, потому что «себе они плохо не сделают», а «женские вещи… сделаны для идиоток и черт знает что туда для идиоток понапихано». Тут Москвина продолжает тему своего романа «Смерть - это все мужчины». Про евреев в предыдущем романе тоже немножко было: Москвиной очень важно, какой крови ее герои. Она не забывает сообщить, в ком есть армянская, в ком - еврейская, кто совсем еврей, а кто - частично. Эти подробности никак не влияют на сюжет; остается думать, что, по мнению автора, они влияют на характеры и судьбу ее персонажей. Не исключено, что она верит в такие странные вещи как национальный менталитет. Тем более интересно вглядеться в еврейку-героиню последнего романа.

«Она вернулась, пахнущая коньяком и валерьянкой, и Анна, уловившая запах, подумала, что в этом сочетании есть нечто занятное и противное. Но и сама Роза была занятна и противна Анне».

«Роза - та вообще… уни-уникум, ей, наверное, десять тысяч лет, а то и больше», - говорит Марина. «Бойцовский характер и прирожденное отщепенство» - эта характеристика повторяется чаще всего. Роза очень уродлива и очень умна. У нее горб, бледно-желтое лицо с горящими черными (а как же иначе!) глазами и т.п. Родители ее в Америке, и она с ними не дружит, она бунтовщица и отщепенка, личной жизни у нее никогда не было, хотя предлагали. Евреи в мире Москвиной - сильные, «жестоковыйные» в христианском смысле (то есть упрямые и еретические), а упрямее всех - Роза.

«Вы не подумайте, будто я какой-то бунтарь, еретик, восстающий против порядка вещей в Божьем мире. Эдакий горбатый Иван Карамазов пятидесяти шести лет, еврейского происхождения и в юбке, который собирается властной рукой ткнуть Создателя, как нашкодившего котенка, носом в смрадные страдания человечества… Поймите - это не бунт. Бунтовать может тот, кто ощущает хоть какую-то силу в себе, за собой, чувствует истину, хоть и ложным чувством, - но я-то знаю, что ни силы, ни истины во мне и со мной нет».
Ну конечно, откуда у евреев может быть истина. Нет ее у них, но с их помощью можно эту истину попробовать узнать. Евреям сам Бог велел быть богоборцами и богоискателями - вот и Роза пишет некий труд, суммирующий размышления всей ее жизни и открывающий бездны. Этой «Красной тетрадью Розы» Москвина долго пугает читателей. Тетрадь дарит «мгновение чистого ужаса», там злое шипение разума, из-за нее перегорают лампочки и исчезают мелкие предметы. Отрывки из адского труда приведены в книге, и они не впечатляют. Одинокая, несчастная, очень начитанная, возможно, слегка сумасшедшая женщина пытается открыть истину и углубляется в сомнительное «бунтарское» псевдобогословие и социальный утопизм. Тетрадь Розы похожа на творчество какого-нибудь блоггера, начитавшегося сочинений по истории религии, философии и психологии, слегка свихнувшегося и решившегося переписать священные книги. Его проект не стал бы популярным.

Теперь о материальном.

Роза известна тем, что чужим не ссудит ни копейки, а своим помогает щедро. Деньги у нее всегда были и есть. И они, конечно, нажиты нечестным путем! Она занимается каким-то мелким, но очень «интеллектуальным» мошенничеством, а в юности вообще воровала в магазинах - в знак протеста против враждебного общества и собственного изгойства.

Эти деньги отказывается - из принципиальных соображений – взять правозащитница Лилия, зато соглашается принять врач Алена, самая, как поначалу кажется, «простая» из четырех подруг. К ней, живущей с мужем и детьми в маленьком провинциальном городе Горбатове, «сыщица» Анна отправляется в последнюю очередь, все еще не раскрыв тайну.

Отношения между Розой и Аленой отчасти копируют исторические отношения между евреями-банкирами и властью. Богатая Роза спонсирует Алену, фактическую владычицу небольшого города Горбатова. Правда, Роза Алене деньги не дает взаймы, а дарит, а отношения между женщинами строятся не на взаимной выгоде, а на дружбе. Кто сказал тебе, что нет на свете женской дружбы? Да отрежут лгуну его… впрочем, не будем увлекаться косвенным цитированием, свойственным многим начитанным и ироничным людям вроде героинь Москвиной. Женская дружба - явление, без шуток, мощное. Возможно, это то, на чем держится мир или, по крайней мере, Россия. Эта дружба поддерживает героинь Москвиной - некоторые из них не способны на подлинную близость ни с кем, кроме своих «девочек». Но эта же дружба их губит. Да, вот так: в мире Татьяны Москвиной любовь чаще всего обманывает, при этом требует в уплату душевное здоровье. А женская дружба оказывается истинной - и требует в уплату жизнь. Смерть - это, конечно, все мужчины, но женщины и без мужчин найдут, чем себя убить. Наркотики, чувство долга, угрызения совести, правдо- или богоискательство - смерть неизбежна.

А что же евреи? При чем они здесь, в этой истории? А евреи - непременные участники русской жизни. Еврейская женщина - разновидность русской. 200 лет вместе, как было сказано. Сколько-то впереди? Судьба не уехавших в Америку евреев крепко спаяна с русской историей. Но все равно за ними глаз да глаз. Что-то такое в них есть - иное, занятное и противное, притягательное и отталкивающее, интересное и, возможно, опасное.

«Среди тысяч конформных, услужливых, мерцающих, клубящихся вдруг зарождается еще тот, ужасный, ветхозаветный, древлего письма образ, и тут уж вали в сторонку - не то раздавит».
Ну, спасибо на добром слове.

Еще:
Евреи
Женщины
Смерть


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе