Раввин беременна

Jonathan Rosen. Joy Comes in the Morning
  • Издательство: Picador, 2008
Интеграция американского еврейства во все сферы общественной жизни Соединенных Штатов достигла такого уровня, что роман, который невозможно было представить себе популярным еще 30 лет назад, сегодня занял высшую строку в списке бестселлеров New York Times и получил несколько престижных премий, в том числе за «лучшую еврейскую книгу года».

Не стоит недооценивать покупательскую способность еврейской общины и ее желание читать о себе. Это касается не только «тяжеловесов» вроде Филипа Рота, Сола Беллоу или Бернарда Маламуда. Успехом пользуются сентиментальные романы с непременным «моралитэ» в конце книги; исторические фантазии, вовсю эксплуатирующие Танах и мидраши на предмет сочных историй; романы из жизни раввинов, наконец.

Первой попыткой такого «производственного» романа стал знаменитый «Раввин» Ноаха Гордона, опубликованный еще в 70-х годах. Собственно говоря, «Раввин», оказавший большое влияние на коммерческую литературу еврейской тематики, был не столько романом о жизни социума, сколько достаточно незатейливым жизнеописанием консервативного раввина. Популярности книге добавила редкая профессия главного героя — в ту пору роман о раввине был столь же экзотичен, как и роман о шамане из аляскинской тундры (о котором, кстати сказать, Ноах Гордон тоже написал книжку).
Сейчас же, с массой синагог, общин и миньянов в каждом американском городе, раввин перестал быть кем-то вроде таинственного жреца и превратился в обыкновенного человека — отца, сына, мужа. Или жену.

Джонатан Розен, автор великолепного исследования «Талмуд и Интернет» и глава редакции американского сайта www.nextbook.org, пошел ва-банк. Главная героиня его романа «Радость приходит утром» - женщина-раввин.
Дебора Грин, героиня книги, работает вторым раввином в шикарной манхэттенской синагоге: «обязательные витражи с изображением символов двенадцати колен Израиля, псевдо-мавританские арки, голубые ковры, украшенные треугольниками, вроде складывающимися в магендавиды, а вроде бы — и нет».

Однако если читатель ждет от книги подробного описания будней раввина, его ждет разочарование. Хотя Розен, конечно, пишет о ритуалах Песаха, бар-мицвы и похорон, все-таки прежде всего его интересуют человеческие отношения.

Раввин Дебора влюбляется. Ее бойфренд Лев, светский и достаточно циничный журналист — сын человека, пережившего Катастрофу, старика, который после тяжелой болезни пытается покончить с собой. Собственно, и знакомятся Дебора со Львом в больнице, в палате, где лежит его отец.
Как ни странно, лучшие страницы посвящены не описанию любовной интриги и даже не анализу духовных исканий Деборы. Самое привлекательное и живое в романе — это семья Фридманов, отца, матери, брата, золовки, племянницы Льва. Пожалуй, самые эмоциональные и живые эпизоды - те, что показывают взаимоотношения в семье, включая очень горькие и правдивые сцены между отцом и сыном.

Дебора же, несмотря на «экзотическую» профессию, женщина довольно-таки обычная. Розен, будучи женат на раввине, пользуется привилегией, дарованной ему самим положением мужа — увидеть человека с той стороны, которая не видна членам общины. И он делится этим знанием с читателем. Точно так же, как и любой человек, его героиня Дебора волнуется перед решающим свиданием:

Она подумала, не стоит ли переодеться. На ней были шорты и майка с надписью «Семь способов любви к Израилю». Майку эту она получила, когда прошлым летом сопровождала в Израиль подростков из синагоги. В последний момент она стянула футболку через голову и надела другую, с лозунгом «Нет — раку груди». Дебора закатала рукава, чтобы добавить хоть немного стиля. Она вдруг поняла, что рак груди давно уже стал гламурней Израиля.
Дебора и Лев нужны друг другу — она потихоньку, медленно помогает ему справиться с потрясением, вызванным попыткой самоубийства отца; он же, в свою очередь, привносит в ее одинокую жизнь толику стабильности и семейственности.

Они женятся под традиционной хупой прекрасным сентябрьским утром нового века. Однако в памяти остается не радостное «МазлТов», а другие события.
Дебору все-таки увольняют из синагоги «за поведение, несовместимое со званием раввина». Завершает же книгу строчка, которая для героев значит только карьерный успех, но для читателя становится знаком беды:

Джейкоб (брат Льва) решил вернуться в Нью-Йорк и уже прошел интервью в престижной финансовой компании, с офисами на самых верхних этажах Всемирного Торгового Центра.
Через год произойдет трагедия 11 сентября, и Америка изменится навсегда.
Название книги взято из Псалма 30 - «Вечером засыпает [человек] в слезах, а утром [просыпается] в радости». Эта строчка идеально передает содержание романа Розена: эта книга не о раввинах, не о евреях Нью-Йорка и даже не об иудаизме. Она о том, как человек — женщина или мужчина, религиозный или светский — пытается справиться с жизнью. Именно для того, чтобы «утром просыпаться с радостью». Но после 11 сентября «просыпаться с радостью» все сложнее. Фактически, у Розена получился мемориал ушедшей эпохе – с ее сомнениями и кризисом веры, - такой же, как мемуары о Катастрофе, которые на протяжении всего романа пишет отец Льва, Генри.

Другие раввины:

Ярмарка тщеславия
Та же радость, только в профиль
Толерантные раввины


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе