Не вижу ваши уши

Йозеф Гелинек. 10-я симфония
  • Издательство: Иностранка, 2011
  • Перевод: с испанского Н. Кротовской, В. Кулагиной-Ярцевой
В издательстве «Иностранка» вышел роман Йозефа Гелинека «10-я симфония» – музыкальный детектив о рукописи 10-й симфонии Бетховена. Рукопись эта – нечто вроде Эльдорадо, предмет многочисленных догадок и мистификаций.

Засвидетельствовано, что весной 1825 года Бетховен сыграл друзьям на рояле первую часть 10-й. Бетховеновед Барри Купер использовал найденные наброски – около 300 тактов музыки — из этого материала воссоздал первую часть симфонии – или, если угодно, предположил, как она могла звучать, добавив еще около 200 тактов и оркестровку. Существуют записи первой части, сделанные по нотам Купера, – двадцать минут музыки, которая должна была стать величайшей симфонией Бетховена, триумфальным завершением его творчества. 10-й симфонией Бетховена называли еще 1-ю симфонию Брамса, а кроме того — раннюю, так называемую «Иенскую симфонию» до мажор, одним из возможных авторов которой считается некий Франсуа Вит. Темная, в общем, история.

В романе Йозефа Гелинека авторство отдается Бетховену, и в реконструкции его музыки заключена главная интрига. Рональд Томас — музыковед, исследователь творчества Бетховена, на основе фрагментов, разбросанных по всей Европе, воссоздает первую часть симфонии. Он исполняет ее на закрытом концерте в Мадриде, в доме Хесуса Мараньона, эксцентричного миллионера. На концерт собираются избранные гости, среди прочих – потомки Наполеона Бонапарта и мадридский музыковед Даниэль Паниагуа, «тридцатилетний мужчина атлетического сложения», профессор истории музыки, который пишет книгу о Бетховене. Дело происходит в 2007 году.

После концерта, на котором слушатели потрясены мощью и красотой музыки, происходит кровавое убийство. Мадридская полиция начинает расследовать дело и погружается в музыкальные интриги, масонские заговоры и глубины музыкальной истории. Суть в том, что, по мнению Даниэля Паниагуа (и не только его), Рональд Томас во время концерта сыграл не реконструкцию, а настоящую партитуру первой части 10-й симфонии. А это значит, что у него может быть и рукопись целиком. Помимо того, что ноты этой музыки — настоящее сокровище в смысле культурном, они еще и очень дорого стоят.

За партитуру Девятой симфонии Бетховена… за рукопись в пятьдесят с лишним страниц, на аукционе в Лондоне два года назад выложили два миллиона сто тридцать три тысячи фунтов стерлингов, то есть больше трех миллионов евро. <…> И эта партитура написана даже не рукой Бетховена. Там много его пометок, но это просто копия, сделанная переписчиком. <…> Теперь представьте себе, что найденная партитура никому не известна. Это то же самое, что обнаружить новую картину Пикассо.
Миллионов на тридцать такая рукопись потянет легко. И вот после концерта, когда исполнитель убит и никто уже не может спросить у него, правда ли у него есть партитура всей симфонии, начинаются поиски убийцы, а вместе с ним и поиски рукописи.

Если проводить аналогии с еврейской культурой, то 10-я симфония – нечто вроде утерянного (по некоторым версиям) Талмуда к трактатам раздела Зра‘им, или тайной книги Талмуда «Иббур» — ее считают вымыслом Густава Майринка в романе «Голем», но одна возможность ее будоражит умы.

Музыкальный детектив, и не просто музыкальный, а целиком посвященный Бетховену, требует определенной смелости от автора. Приходится описывать музыку словами, объяснять читателям, что такое сонатная форма, и не бояться отпугнуть их словосочетаниями «анданте ми бемоль» и «адажио до минор». Музыка – едва ли не последнее, в чем пока не разбирается каждая кухарка, в отличие от футбола, политики и литературы. В русской детективной истории самый известный опыт музыкального детектива – братья Вайнеры с романом «Визит к минотавру» о похищенной скрипке Страдивари. Их сыщик должен был узнать историю скрипки (и самого Страдивари), чтобы найти украденный инструмент. Но музыку описать сложнее, чем скрипку.

Если говорить о конструкции романа, то детективная интрига в нем – остов, на который более или менее изящно крепятся разнообразные факты и версии о жизни и творчестве Бетховена. Его возлюбленные, его музыка, отношения с другими музыкантами и правителями. Бетховенское восхищение Наполеоном, а потом, когда Бонапарт объявил себя императором, – возмущение и презрение к этому человеку. Масоны, к которым принадлежал Бетховен, и их история, приключения гильотины в веках и тайные коды, древние музыкальные шифры и современные системы раскодирования – Йозеф Гелинек складывает из всего этого занимательную конструкцию, и главное в ней – музыка. Но это еще не все.

В 2008 году исполнилось 250 лет со дня рождения Йозефа Гелинека, известного сегодня в основном в связи с биографией Бетховена, но когда-то популярного автора многочисленных фортепианных вариаций. Чех, аббат, композитор, Йозеф Гелинек жил в Вене, когда там появился молодой Бетховен. По сохранившимся данным, Гелинек покровительствовал Бетховену, ввел его в аристократические дома, помогал устраивать концерты. И между делом прилежно цитировал музыку Бетховена в собственных фортепианных пьесах. «Вариации на тему Паизелло» стали причиной страшной ссоры Бетховена и Гелинека, во время которой Бетховен прилюдно оскорбил Гелинека. По другой версии, Гелинек не заимствовал у Бетховена музыку, а «осмелился бросить ему вызов», и есть статья, посвященная сравнению вариаций двух композиторов, написанных на одни и те же темы. Так или иначе, на обложке романа о 10-й симфонии Бетховена стоит имя этого человека.

Йозеф Гелинек – псевдоним неизвестного испанского автора. О нем никто ничего не знает, и он не планирует раскрывать инкогнито до тех пор, пока его не попросит об этом издательство. Издательство пока не просит. Контракт на книгу заключили, когда написано было всего сто страниц, – с пожеланием, чтобы остальные триста были такими же. Йозеф Гелинек (будем называть автора книги этим именем), судя по его испанскому интервью, человек достаточно молодой – в числе любимых авторов называет фантаста Майкла Крайтона (кроме прочего, создателя сериала «Скорая помощь»), Стивена Кинга и Конан Дойла. Его интересует профессиональная кухня, описанная с максимальной реалистичностью и вовлекающая читателя в неизвестный мир. И он определенно имеет отношение к музыке – «без нее жизнь вообще ничего не стоит». В романе есть, кстати сказать, музыкальный терапевт – девушка, которая помогает людям решать психологические проблемы, используя музыку как лекарство. Но большинство людей, говорит Гелинек, воспринимают и оценивают музыку примерно как корова – поезд, и если книга поможет как-то исправить ситуацию, это уже будет большое дело.

Но если и нет, «10-я симфония» Гелинека – отличная литературная и музыкальная мистификация. Музыкальная потому, что в какой-то момент автор берет на себя смелость описать всю 10-ю симфонию целиком в формате экспертного заключения для полицейского досье. Придраться, конечно, есть к чему. Часто язык слишком энциклопедичен, для детектива – слишком прозрачен, злодеи угадываются довольно быстро. Но сама идея найти и описать словами симфонию, о которой мечтают все меломаны мира, – великолепна, даже если не все буквы соответствуют нотам.

Послушать фрагмент 10-й симфонии Бетховена:
Часть 1
Часть 2

Еще о музыке:

Музыка и каббала. Моше Идель
Еврейский Карузо
Приключения израильского гимна
Английский прорыв


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе