Маленькое синее платье

Isabel Wolff. A Vintage Affair
  • Издательство: Harper, 2009
Героини современной женской прозы обычно существуют в дивном новом мире – в каком-нибудь милом городском районе или живописном пригороде, окруженные заботливыми соседями, мудрыми, ненавязчивыми пожилыми дамами и прекрасными мужчинами.
Мужчины, как правило, инвестиционные банкиры и непременно поддерживают экологические инициативы; или адвокаты — в этом случае они выступают в защиту угнетенных борцов за свободу. Если же мужчина обычный миллионер без особых занятий, он не преминет потратить часть денег на реконструкцию исторического кинотеатра и станет совершенно бесплатно пускать туда пенсионеров.
Все они хороши собой, зимой катаются на лыжах, летом — на яхте, осенью собирают урожай винограда в своем chateau. В общем, эскапизм чистейшей воды, книги, которые существуют ради одной, но благородной цели: обеспечивать читательниц пространством для фантазий.

Последний роман Изабель Вулф «Винтажный роман» тоже повествует о таком замкнутом мире. Героиня, десять лет отработавшая в известном аукционном доме, эксперт по старинным тканям, реализует свою давнюю мечту и открывает магазин винтажной одежды.
Собственно, она продает женщинам не платья, но грезу — о первом бале, об идеальной свадьбе, об исполнении желаний. У владелицы магазина тоже есть мечта: давным-давно пережив глубокое эмоциональное потрясение, она искренне желает хоть как-то загладить свою вину перед давней подругой.

Как говорит Изабель Вулф в интервью, «вся книга есть не что иное, как поиск искупления». Для Фиби, хозяйки магазина, искупление настает при встрече с пожилой клиенткой, француженкой, пережившей Вторую мировую войну. Холокост и его последствия входят в книгу не с черного хода — они в прямом смысле позволяют Фиби «навсегда изменить свою жизнь». И здесь неуместно говорить о фривольности: мода и стиль в книге занимают чрезвычайно важное, символическое место.
«Представьте себе этих женщин, — говорит Изабель. – В этих туфлях они танцевали, в этих платьях — ходили на вечеринки. Винтажная одежда — это не просто покупка кусочка прошлого. Она позволяет нам сейчас не забывать о тех, кого больше нет в этом мире».

По сути, вся эта книга и есть оживление прошлого. По линиям электронной связи, через Интернет и телефонные звонки Фиби делает то, что не удалось многим другим, — соединяет семьи и находит тех, кто ушел навсегда. Ведомая, казалось бы, незначительным предметом – старым платьем. Сама Фиби, в ходе этого почти детективного расследования потеряв одну любовь, взамен находит, как сказано в «Касабланке», «начало прекрасной дружбы».

Фиби берет на себя роль посредницы, устанавливающей связь между поколениями, между континентами, и письмо, которое она читает уже уходящей в небытие французской клиентке, подтверждает простую истину: ничто на свете не исчезает бесследно. Забытые в тайном убежище, откуда уводили на смерть евреев, вещи возвращаются к их потомкам — современным женщинам. Маленькое синее платье, бусы венецианского стекла — что в них особенного? Но, открывая клатч белой страусиной кожи, пришедший из 30-х годов, героиня книги впускает в свой благополучный мир тени прошлого, все меняющие вокруг себя. И стандартный женский роман становится чем-то большим — книгой о предательстве и героизме, книгой о том, что до сих пор скрыто за фасадами лондонских квартир и французских замков, книгой о прошлом Европы и ее будущем.

И другие старые вещи:

Тора и воры
Писатель и его коробки
Обаяние старых вещей


    • Следы на песке

      Нелли Шульман 7 сентября 2009

      Тирания подчиняет себе слабовольных. Если одежда, то Хьюго Босс, который шил нацистскую униформу по эскизам блестящего дизайнера и оберштурмбанфюрера СС Карла Дибица. Если фарфор — то с фабрики в Аллахе, подразделения концлагеря Дахау, где художники, согнанные в Германию со всей оккупированной Европы, расписывали пышные обеденные сервизы для бонз НСДАП.

     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе