Ева и Адам без яблока, но с ананасом, или Наука примирять со злом

Исабель Альенде. Ева Луна
  • Издательство: Азбука-классика, 2009
Послушайте, академики, а чего, до сих пор никто не выдумал энциклопедию стереотипов? Ну, то есть меня в гугле не забанили, я посмотрел. Нормально, есть такой проект, но недоделанный. А надо бы доделать. Или включить стереотипы в популярные нынче лингвострановедческие словари. Вот Букник мог бы заняться, кстати. Берешь стереотип про евреев на букву «Ж», например, «жадность» и рассказываешь, откуда взялся и какими последствиями для евреев обернулся. Или «В» - въедливость?

А то я тут книгу одну прочитал, у жены на столике нашел, обложка — как для девочек-подростков, в метро взрослому человеку такую книжку открывать страшно неловко, особенно если стоишь. «Волшебная книга для тех, кто верит в любовь!» — написано под картинкой с феей и луной. Могут и место уступить — хихикая. Вообще-то я ее открыл, чтобы найти повод над женой подшутить, надо же как-то разнообразить семейную жизнь цитатами. Открыл — и неожиданно увлекся. Сюжет закручен лихо, герои — один другого экзотичнее, происходит с ними что-то невообразимое, но при этом ощущение, что от жизни эти выдумки ушли недалеко.

Вы спросите, как связаны энциклопедия стереотипов и эта книжка? Я вам скажу. Это благодаря им, внедренным в наше сознание мотивам и образам, «Еву Луну» могут читать люди любого склада и степени образованности — сюжет и сочно описанные герои обеспечивают бесперебойный интерес, а структура, базирующаяся на стереотипах, обеспечивает узнаваемость! Во всеобщем информационном поле и в романе Исабель Альенде носятся и пребывают:

вечно грязные, отчаянные, никчемные и непокорные партизаны;
молчаливые и благородные индейцы;
жестокие и тщеславные диктаторы, которые могут устроить зиму летом – ради каприза (потом они сбегают с казной);
пустозвоны-демократы;
Эльдорадо;
служанки-негритянки и их магические практики;
поселения-утопии, основанные выходцами из Старого Света в Новом Свете как филиал земного Рая;
пышнотелые немки, пахнущие пряностями и свечным воском;
трудолюбивые немцы, которые чинят часы;
щедрые и почти всемогущие проститутки;
араб-коммерсант, но некрупный;
тонкий душой, но истеричный транссексуал;
бабушки, которые спят в гробах, привыкая к смерти;
чудаки-профессоры, которые творят строго научные чудеса, но выглядит их наука как магия;
джунгли, которые бесследно поглощают что и кого угодно, даже целый автобус;
невозможная любовь, от которой в природе случаются катаклизмы;

Как и положено писателю Нового Света, Исабель Альенде добавляет сюжетную линию о жизни одного из героев в Старом Свете (так, как этот Свет видят жители по другую сторону океана). Возлюбленный героини — из немецкой деревни, жителей которой в какой-то момент власти вызывают на общественные работы по закапыванию трупов в концлагере. К тому же отец этого героя — немец и учитель-садист, держащий в страхе семью и учеников. Так что сын травмирован с детства, и его высылают, понятное дело, туда, где все не так запущено, как в старушке Европе. Жестокий немец-фашист с одной стороны и добрые созидательные немцы, основавшие где-то в джунглях деревню с фахверковыми домами, сытной кухней, мастерскими по изготовлению часов и породистыми овчарками, — с другой: это ли не антагонисты, смешанные в одном котле ради красного словца и отдохновения души читателя?

Легко, приятно и бодро читать роман о том, как девочка, зачатая ужаленным змеей индейцем и рыжеволосой женщиной, идет по своей нелегкой жизни навстречу любви. На каждый кошмар в книге находится управа, на каждую злую силу и несвободу — добрая сила и свобода. Свобода - в человеке, добрые силы — в самом развитии судьбы и в природе. Правда, отметим, что на каждый стереотип находится что-нибудь свеженькое, неизбитое. Так, генерал армии вдруг оказывается честным человеком, который искренне хочет прекращения войны с партизанами. Или негритянка, которая воспитывает главную героиню, – вовсе не добрая нянька, а эгоистичная и довольно жестокая особа. И… ну хватит, а то я и так почти все рассказал. Вопрос – откуда в авторе это желание все округлить, всех пристроить, партизан — умиротворить, транссексуалу подарить новое тело и любовь, женщину, спящую в гробу, — спасти в этом гробу от наводнения… А! сказал я себе, дочитывая роман, это же просто сказка, по всем законам сказки и сделанная: героиня сама рассказывает волшебные истории (из Старого Света), вплетая в их ткань окружающие ее сюжеты и судьбы, а сама при этом центральное действующее лицо такой же ровно истории с хэппи-эндом. Мог бы в аннотацию посмотреть — там тоже написано, что сказка. Но я ж въедливый, аннотациям не верю.

Я закрыл книгу и подумал, что моя жена — женщина впечатлительная и наивная, и если я ей не объясню, что в жизни так не бывает, она решит, что и вправду, если бросить весь этот наш бардак с его неизбывностью и рвануть куда-то туда к джунглям, в мир с таким-то мощным гармонизирующим потенциалом, то ее жизнь, возможно, тоже станет походить на сказку с магами, ласковыми и мужественными кабальерами, самоотверженными и чистыми душой проститутками, нестрашными идейными партизанами и правильной любовью, которая лечит и только иногда убивает, да и то не самых хороших людей.

Еще:

Непознаваемая женщина-волчица
Хоббит-следопыт
Парамаримбо, парам-пам-пам


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе