"Ерня" с еврейскими мотивами

Елена Колина. Мальчики да девочки
  • Издательство: АСТ, Астрель, Харвест, 2008

Спрос на порнографическую литературу упал.
Публика начинает интересоваться
сочинениями по истории и естествознанию.
А. Аверченко, «Неизлечимые»



В наследство от советских времен нам остались не только градообразующие заводы-гиганты и ностальгия по великому прошлому, но и значительная прослойка интеллигентных читательниц бальзаковского и пенсионного возраста. Непрерывная борьба за выживание привела к тому, что читать действительно серьезную литературу большинство из них уже не способны.
Однако привычка к постоянному чтению осталась, а груз образования и воспитания не позволяет «опуститься» до ширпотреба вроде «Нежной страсти», «Слепой стреляет по запаху» или «Молоко скиснет завтра». К счастью, в наши рыночные времена никакой спрос не остается без предложения. Российские книгоиздатели наладили массовый выпуск особого чтива именно для этой категории читательниц: не обременяющего ни ум, ни душу, забывающегося уже в процессе чтения, но при этом с несомненной претензией на интеллигентность.

«Мальчики да девочки» Елены Колиной – классический пример подобной прозы. Сюжет романа: во первых строках «мы видим город Петроград в 17-м году» (вернее, в 18-м), когда большевики, дабы отомстить за убийство Урицкого, расстреливают нескольких заложников, в том числе отца главной героини – княжны Горчаковой, пятнадцати лет от роду. По этому поводу барышня очень переживает и даже, кажется, собирается умереть с голоду. Однако сделать ей это не удалось – бедную Лилю подогрела и обобрала подобрала и обогрела еврейская семья. И заверте….

Экс-княжна Горчакова, получив новые документы на имя Рахиль Каплан, попадает в литературный кружок Гумилева (которого ближе к концу романа, естественно, расстреливают). Юный воздыхатель героини планирует месть за Мэтра, пытаясь застрелить одного из палачей – чекиста Якобсона («пятый пункт» - таки да). Горчакова-Каплан решает сорвать этот безумный план и в последний момент прикрывает чекиста своим телом. Благодарный Якобсон ее насилует. Потом, правда, раскаивается и извиняется, ссылаясь на расшатанные нервы и тяжелое положение в стране. Один из «добрых самаритян», пригревших умирающую княжну, отправляется к родственникам на Украину и, естественно, погибает в еврейском погроме.
Как полагается в женской прозе, все эти ужасы происходят на фоне любовного треугольника, к концу романа превращающегося в квадрат. В еврейской семье, приютившей экс-Горчакову, имеются две дочери - «красавица» и «уродина». У дочерей есть поклонник, который ухаживает за красавицей, но спит с ее некрасивой сестрой. В какой-то момент у него просыпается совесть, и он даже собирается сделать своей любовнице предложение. Но тут в дело вмешивается главная героиня и легким движением руки женит его на себе. Занавес.
Все эти перипетии описаны совершенно бесцветным языком. Зато в книге упоминаются знаковые имена: Блок, Мандельштам, Ахматова, Гумилев… В результате читатель ощущает себя не потребителем дешевого чтива, а человеком, приобщившимся к высокой русской культуре.

Нельзя не отметить, что автор хорошо знает свою целевую аудиторию. В России в очередной раз стали популярны истории страданий поручиков Голицыных, корнетов Оболенских и прочих «дочерей камергеров», невинно пострадавших от революционного быдла ( один блоггер очень метко назвал творчество на подобную тему «ерней» - из-за излишнего пристрастия поклонников этого жанра к букве «ер», также не пережившей революцию). А в эмиграции всегда любили почитать «что-нибудь еврейское». Соответственно, книгу купят и там, и там.

Более того, материал книги оставляет место для продолжения. Причем необязательно в жанре семейной саги. Дело в том, что в процессе нелегкой борьбы за выживание главная героиня обзавелась достоверными еврейскими документами. Соответственно, ее внучка сможет уехать в Израиль как «настоящая» еврейка. А автор, в свою очередь, получит возможность описать ее нелегкую (или, наоборот, – прекрасную?) жизнь на исторической родине. Правда, это будет другой жанр, скорее всего без «ерни». Впрочем, Елена Колина с этой задачей справится. Главное, чтобы был спрос.

И другое необременительное чтение:

Бабушка здорова
Классическая нелегкая жизнь
Одиночество пловца на длинную депрессию


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе