Наши сети притащили

Джек Керуак. Доктор Сакс
Азбука, Азбука-Аттикус, 2012. Перевод с английского Максима Немцова

Керуаковский «Доктор Сакс» не так давно вышел новым бумажным изданием и уже есть в Сети. Вряд ли что-то нужно говорить об этой книге; общеизвестно, что: Керуак — король и символ «разбитого поколения», если у него вообще может быть король; Керуак писал эту книгу с намерением создать третью часть Фауста и находясь под влиянием разной силы источников притяжения.

Городок в Новой Англии, еврейские имена улиц — Гершом-авеню, Сара-авеню, детство героя, библейского масштаба события. Таинственный и бесстрашный доктор Сакс с помощью древней восточной мудрости — «Я засучил рукава помочь Доктору Саксу с банками вечности. Они, одна за другой, были помечены ярко-синим и, очевидно, другими цветами тоже, а буквы на них были древнееврейские — его секреты были еврейскими в смеси с чем-то арабским» — замыслил справиться не только с нашествием вампиров, но и с самим воплощением зла в облике Мирового Змея.

В самом начале герой, а вместе с ним и автор, признается, что ему близок прустовский метод описания мира, но диалог с Прустом не единственный и не ведущий. Джек Керуак писал «Доктора Сакса» в Мексике, в гостях у Уильяма Берроуза. Буддистская ясность в этой книге уступает место психоделическому лабиринту, путанице мыслей и образов. В результате «Доктор Сакс» оказался ближе «Голому завтраку» или «Мягкой машине», чем дзэнски прозрачным романам «В дороге» и «Бродяги Дхармы». Но в общем, всегда лучше читать, чем говорить.


Анри Лёвенбрюк. Соборы пустоты
Иностранка, 2012. Перевод с французского Александры Ратай

«Соборы пустоты» — второй роман из цикла о детективе Ари Маккензи, специализирующемся на расследованиях в области мистики и эзотерики. Сюжетно он связан с предыдущей книгой цикла «Бритва Оккама», но можно читать его не как продолжение, а как самостоятельную книгу, тоже будет все понятно.

Детектив Ари переживает любовное разочарование, двое его коллег гибнут, повстречав таинственного человека с тростью, актриса Мари Линч ищет своего пропавшего отца. На другой стороне земли человек мечется в подземном лабиринте, который приводит его в заброшенный собор в диких, непроходимых джунглях. А за пятьсот лет до всего этого скромный переплетчик Николя Фламель переживает видение и приобщается к древним и средневековым еврейским знаниям, позволяющим открыть секрет философского камня.

Пестрый, эклектичный роман Анри Лёвенбрюка относится к модным нынче криптологическим детективам. При этом глубокая эрудиция автора в самых разных областях и здравая ирония по отношению к тому, о чем он пишет, делает его книгу совсем не похожей на культурно-массовые мероприятия в духе Дэна Брауна. Она ближе к «Имени розы», и в особенности «Маятнику Фуко» родоначальника жанра Умберто Эко, которого Ари Макензи любит почитывать на досуге.



Джеффри Дивер. Кресты у дороги
Астрель, ВКТ, 2012. Перевод с английского Нияза Абдуллина

Преступления этой чудовищной шайки столь ужасны, что их сравнивают с холокостом: «из-за таких, как ты, Гитлер потравил евреев газом». Молодые люди погибают в мучениях в самой настоящей реальности, а преступников приходится искать в Интернете. Детектив Джефри Дивера — не только развлекательное чтение, но и серьезное размышление о сдвинувшихся границах современного мира. Автор ищет грань между настоящим и виртуальным. Юзеры в Интернете, аккаунты, ники в социальных сетях — игровые субличности или живые люди с их чувствами, обидами и страхами? Особенно склонны к неразличению таких границ между мирами люди юные, в чьей жизни Интернет не был новшеством, а присутствовал с первых дней.

Синтетические миры все больше и больше заменяют им мир реальный, куда молодежь возвращается только поесть и поспать. Недавнее исследование показало, что на портале одной онлайновой игры пятая часть геймеров считает своим настоящим местом жительства синтетическую реальность.

Буллинг — травля подростка в одном из блогов — оборачивается крестами у дорог, на которых стоят даты жизни тех, кому только предстоит погибнуть, пытками, горем оситеротевших родителей.
Детектив Кэтрин Дэнс берется прекратить нашествие преступников из виртуального мира с помощью самого живого и реалистичного метода расследования — кинесики, работы с языком тела. В отличие от движущихся картинок и знаков на экране лицо и руки никогда не лгут. Нужно только внимательно смотреть.



Пути следования. Российские школьники о миграциях, эвакуациях и депортациях XX века.
Новое издательство, 2011

СССР был страной бесконечных внутренних миграций. Сталинское переселение народов, стройка новых городов и освоение целины, урбанизация и отток населения из деревни, военная эвакуация… В этом хаотичном движении — не только летопись страны, но и живые человеческие судьбы, и если бы жизнь не бросала людей в самые неожиданные места, не произошло бы множество встреч, не родились бы именно эти дети — здесь как нигде более история не знает сослагательного наклонения.
Общество «Мемориал» затеяло грандиозный проект — объявило конкурс среди школьников на исследование по микроистории. Ребята опрашивали людей, которые пережили переселения, работали с письмами и другими документами. Двадцать семь эссе-победителей опубликованы в сборнике «Пути следования. Российские школьники о миграциях, эвакуациях и депортациях XX века».
Большинство эссе рассказывает о том, что миграции, в основном вынужденные, насильственные, воспринимались людьми как трагедия, но иногда этот недобровольный переезд оказывался и спасением, и началом новых национально-культурных явлений. Крайне познавательно.


Мастер Чэнь. Дегустатор
Астрель, 2012

Середина нулевых. На дегустации вина в немецком замке Зоргенштайн неожиданно гибнет дегустатор. Он явно отравлен, хотя больше никто в группе коллег не пострадал. Что это — происки конкурентов или политические игры? Или все дело в том, что в Средние века в Зоргенштайне инквизиторы устроили антиеврейское аутодафе и гневное проклятие сожженного рабби Лева до сих пор остается в силе?
Сергей Рокотов, тонкий знаток вин, бывший офицер и шпион, берется распутать дело. В этом ему помогает журналист Гриша Цукерман, «увлеченный» еврей — «специфическая трехдневная щетина, овальные очки на специфическом носу, да еще и ермолка и странно удлиненный пиджак».
«Мастер Чэнь» — псевдоним востоковеда Дмитрия Косырева. «Дегустатор» — его первый «русский» роман. Вместе с тем это роман и подчеркнуто «западный». Не столько потому, что часть действия происходит в Германии и в Испании, а погибший персонаж — англичанин, сколько из-за подчеркнутой цитатности сюжета и главных действующих лиц. Отравление вина никотином отсылает нас к Агате Кристи, о чем прямо говорится на первых же страницах роман, а Рокотов, супермен и эстет с причудливой биографией, то брутальный, то сентиментально-велеречивый, отсылает и к Пуаро и к Бонду одновременно. При этом Мастер Чэнь остается верен себе — «Дегустатор», в первую очередь, исторический роман. В послесловии автор говорит о том, что хотел бы рассматривать середину «нулевых» как уже завершенную, отошедшую в историю эпоху, для чего сосредоточился на особенностях «олбанско-бобруйского диалекта». Герой его романа Гриша Цукерман, кстати, себя на этом диалекте называет «жидальго».


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе