Погромы времен Гражданской войны глазами очевидцев

В издательстве «РОССПЭН» вышла «Книга погромов», представляющая уникальную коллекцию документов о погромах времен Гражданской войны с 1918 по 1922 год. В книгу вошли 364 документа из восьми фондов Государственного архива Российской Федерации. Большинство из них публикуется впервые. Среди них - записи устных рассказов очевидцев и пострадавших, докладные записки, протоколы заседаний, заключения следственных комиссий, объявления, телеграммы, газетные заметки и т.д. Подавляющая часть документов взята из фондов еврейских общественных организаций. Позже к сбору документов присоединился пробольшевистский Евобщестком (Еврейский общественный комитет помощи жертвам погромов и стихийных бедствий). Эти организации оказывали гуманитарную помощь погромленным и опрашивали пострадавших.

«Нам говорили: как вы можете это читать, в таком объеме, это же мартиролог, - сказала в интервью газете «Время новостей» научный редактор и один из составителей «Книги погромов» Лидия Милякова. - Но ведь они же смогли! Они, стоявшие так близко, сами будучи или родственниками убитых, или свидетелями погромов, они-то сумели и расспросить, и записать! На одном листке, приложенном к фотографиям, было написано: «Наш фотограф умер от разрыва сердца, снимая жертв погромов». Но «Книга погромов», как и сама эта коллекция документов, не мартиролог… Илья Чериковер, который занимался сбором этих материалов на Украине, уже тогда понимал, что делает это, не только выполняя долг памяти перед убитыми и их потомками. Чериковер был убежден, что собранные свидетельства послужат задачам науки. И действительно собранная коллекция дает возможность вплотную подойти к изучению этнического насилия. Ведь Холокост не на пустом месте возник. Погромная волна Гражданской, которая была особенно сильна на Украине и в Белоруссии, подготовила почву для массового этнического насилия ХХ века».

Находясь «внутри» погрома, очевидцы не оперируют классовыми категориями для их описания – «петлюровцы», «белые», «красные» (хотя и это имеет место), а указывают конкретных исполнителей – особо выделяются определенные взводы, роты, батальоны, полки и т.д., в первую очередь – в армии УНР, затем - в Белой, Красной и польской армиях и соединениях Ст. Булак-Балаховича – Б. Савинкова. В результате документы сборника подтверждают тезис об иррегулярном характере большей части вооруженных сил и движений, участвовавших в Гражданской войне, т.е. отсутствии у них постоянной организации, прохождения службы и обучения; о процессах деградации, которые их глубоко затронули (массовое мародерство, самоуправство, бандитизм и т.д.), как это происходило, например, с подразделениями армии УНР, Белой армии.

Погромы 1918 – 1922 гг. не имели аналогов в предыдущей европейской истории по огромному охвату территории, высокой плотности их распределения, числу жертв и участников, разнообразию применявшихся методов насилия, которые в ряде случаев превращались в акции армейских подразделений по зачистке территории от еврейского населения, а также по появлению случаев их идеологического обоснования.

Известный философ и политолог Х. Арендт, характеризуя тоталитарное насилие ХХ века, выделяла такие его черты как массовость, идеологизация, технологизация уничтожения жертв. С этой точки зрения погромы Гражданской войны представляют собой переходную форму от локализованных в пространстве и времени, религиозно мотивировавшихся актов этнического насилия XIX – начала ХХ вв. в Европе к тем массовым его проявлениям в ХХ веке, о которых пишет Арендт.


     

    • Погромы в Белоруссии и на Украине. Свидетельства очевидцев, доклады, документы

      10 мая 2007

      Вигдор, 70 лет, живший на иждивении своих детей, убит, защищая честь своей внучки.
      Фейга Муравьева, 20 лет, портниха, застигнутая балаховцами вместе с 10-12 другими женщинами; она заявила приставшим к ней бандитам, что даст себя скорей убить, чем обесчестить. Девушка была тут же убита из револьвера, после чего балаховцы удалились, не подвергая остальных женщин насилию.
      В Петрикове же повешен неизвестно по какой причине еврей-балаховец. Один утверждает, что за протест против погромов, другие, что по обвинению и подпольничеству.

    • Погромы в Белоруссии и на Украине. Свидетельства детей.

      10 мая 2007

      Папа велел нам пойти к батюшке, который жил рядом с нами и у которого папа арендовал аптеку. Этот батюшка был другом нашего дома. За нами побежали еще евреи. Матушка не хотела нас впустить, говоря, что она боится. Она велела нам идти в огород, в бузину. Просидев там 15 минут, мы услыхали, как будто что-то косят. Одна женщина хотела посмотреть, но возле нас уже были 3 бандита. Они требовали деньги. Они хотели убить нас сейчас же, вынимали сабли и вкладывали пули в револьверы.

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе