Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына

Физические наказания в еврейской традиции

Согласно традиции, слова, вынесенные в заголовок, принадлежат царю Соломону (Прит 13:24), которого Писание называет мудрейшим из всех людей. Поэтому еврейская педагогическая мысль на протяжении веков руководствовалась именно этим принципом.

Говоря о обязанностях учителя, знаменитый средневековый кодификатор Рамбам писал:

Учитель должен использовать телесные наказания, чтобы дети боялись его ослушаться; но не избивать их зверски, с жестокостью — поэтому бьет он детей не плетьми или палками, но маленьким ремешком.
Мишне Тора, Законы изучения Торы 2:2

Как заметил один из комментаторов, такими же правами, безусловно, обладает и отец ребенка. Судя по имеющимся источникам, и родители, и педагоги охотно пользовались предоставленными им полномочиями — в большинстве еврейских мемуаров есть упоминания о телесных наказаниях дома и в школе.

Из больших меламедов были в городе двое, которые страшно били и пороли детей. Самые большое наказание называлось «сделать пакет». Для этого меламед спускал мальчику штаны и закатывал наверх рубашку. Раби в этот момент держал в руке хорошую розгу или плётку, и в таком положении мальчик должен был читать, и если он не знал какого-то слова, раби его с силой хлестал, так что на теле оставался синий след. Так он читал в течение часа. Одним из меламедов был Довид. У него было принято подымать мальчика вверх и бросать на землю, чтобы тот падал замертво; и такой случай, действительно, произошёл. После похорон убитого мальчика его отец и мать не посмели даже спросить реб Довида, за что он убил их ребёнка. Так, видно, хотел Господь.
Е. Котик. Мои воспоминания

Известно два ограничения, связанных с телесными наказаниями. Во-первых, в некоторых общинах старались не бить детей между 17 тамуза и 9 ава — наряду с запретом на свадьбы и увеселения это считалось одним из проявлений скорби о разрушенном Храме. А во-вторых, уже Талмуд (Моэд Катан 17а) настоятельно не рекомендует бить подросших детей, дабы не нарушить заповедь «пред слепым не клади препятствия». Как объясняет Раши, если отец ударит взрослого сына, тот может вспылить и ответить словом или даже действием, нарушив тем самым требование почитать родителей. По поводу того, на детей какого возраста распространяется этот запрет, единого мнения нет. Р. Моше Иссерлес (Рама, 1525–1572) полагал, что речь идет о юношах двадцати лет и старше. По мнению же р. Элиэзера Папо (Пеле Йоэц, 1785–1828), запрещено бить ребенка любого возраста, если известно, что он может в ответ оскорбить родителей.

Общее смягчение нравов, начавшееся в прошлом столетии, коснулось и традиционного еврейства — некоторые раввины даже выступали за полный отказ от телесных наказаний. Так, р. Шломо Вольбе (1914–2005) утверждал, что в наши дни битье приводит лишь к ухудшению отношений между детьми и родителями. Другой раввин, р. Йосеф Пацановски, писал, что наше поколение слишком изнежено, чтобы лечить и воспитывать его традиционными средствами:

Лечебные средства прежних поколений сегодня не используются, поскольку они приносят вред — то же происходит в воспитании. Мы больше не можем, как прежде, прибегать к телесным наказаниям. Если прежние поколения не обжигались в кипящей воде, для нас опасна даже теплая. Поэтому воспитание должно быть мягким и терпеливым.
Пардес Йосеф на Шмот, 15:26

Впрочем, консенсуса, как водится, и здесь нет — к примеру, р. Моше Файнштей, ведущий религиозный авторитет прошлого века, полагал, что «если отец бьет ребенка, чтобы воспитать его, — это не запрещено» (Игрот Моше, Хошен Мишпат, 1:3). А в некоторых благочестивых семьях детей по-прежнему воспитывают по методике, которую упоминает — правда, без ссылки на источник — р. Элиягу Деслер, автор популярных книг по еврейской этике: «Даже если ребенок слушается родителей, стоит найти повод, чтобы все же побить его, хотя бы немного».


    Материалы этого спецвыпуска

     

     

     


    Комментарии