Алан Дершовиц. Слово в защиту Израиля

Текст, Книжники, 2011. Пер. с англ. Л. Черниной

Алан Дершовиц. Слово в защиту Израиля
  • Издательство: Текст, Книжники, 2011
  • Перевод: с английского Любови Черниной
В издательстве "Текст: Книжники" в серии "Чейсовская коллекция" выходит книга профессора Гарвардского университета Алана Дершовица "Слово в защиту Израиля". Она посвящена разбору наиболее часто встречающихся обвинений в адрес Израиля (в нарушении прав человека, расизме, судебном произволе, неадекватном ответе на террористические акты). Дершовиц последовательно доказывает несостоятельность каждого из этих обвинений и пытается ответить на вопрос, где корни неприятия Израиля частью западной интеллектуальной элиты.

«Букник» публикует главу книги об антисемитизме.




31. Являются ли критики Израиля антисемитами?

Обвинение

Любого, кто критикует Израиль, автоматически обвиняют в антисемитизме, и тем самым подавляется всякая обоснованная критика правительства и политики этой страны.

Обвинители

«Это классический сионистский заговор — порочить людей, уподобляя критику Израиля антисемитизму». (Эдвард Саид)

«Правительство Израиля воздвигло себе пьедестал, и на того, кто его критикует, немедленно вешают ярлык антисемита». (Архиепископ Десмонд Туту)

Реальность

Я никогда не слышал, чтобы антисемитом называли только за критику Израиля.

Доказательство

Тираны понимали, что если вы достаточно часто повторяете большую ложь, то люди начнут верить в нее. Большая ложь, которую постоянно повторяют по всей Америке, особенно в кампусах университетов и колледжей, заключается в том, что любой, кто критически относится к израильской политике или к правительству Шарона, автоматически получит клеймо антисемита. Если бы это была правда, это было бы ужасно, поскольку критика Израиля важна, как и критика любой несовершенной демократии.
Но реальность такова, что в течение многих лет, когда я говорил об арабо-израильском конфликте, я никогда не слышал, чтобы кто-нибудь награждал ярлыком антисемита человека, просто критиковавшего Израиль или Шарона. Я никогда не слышал, и чтобы просто критику в адрес Израиля описывали как антисемитизм.

Но большая ложь продолжает существовать. Сюзанна Хешель, профессор, преподаватель иудаики в Дартмуте, выступила с таким обвинением: «Мы часто слышим, что критика Израиля эквивалентна антисемитизму». Майкл Лернер, издатель Тиккуна, также выдвинул схожее обвинение. И Ноам Хомский тоже. Совсем недавно известный гарвардский профессор Пол Хансон из Дивинити Скул тоже говорил об этом. Теперь я призываю всех, кто заявляет, что простая критика Израиля часто называется антисемитизмом, подтвердить это серьезное обвинение, приведя соответствующие цитаты вместе с контекстом и с указанием источника, из которого взято соответствующее высказывание.

Я не говорю об отдельных ненормальных, которые пишут анонимные открытки или электронные письма. Я говорю об основной массе сторонников Израиля, которые, как утверждается, часто приравнивают обычную критику Израиля к антисемитизму.

Конечно, совсем не это произошло с президентом Гарвардского университета Лоренсом Саммерсом, который заявил, что «есть много о чем поспорить относительно Ближнего Востока, и ко многому во внешней и внутренней политике Израиля можно предъявить претензии». Ничего подобного не случилось с Томасом Фридманом из «Нью-Йорк таймс», когда он написал следующее: «Критиковать Израиль — это не проявление антисемитизма, и говорить об этом глупо. Но выбирать исключительно Израиль мишенью для поношений и международных санкций — непропорционально по отношению к любой другой стране на Ближнем Востоке — это антисемитизм, и не говорить об этом нечестно».

И конечно, этого не произошло со мной, когда я поощрял критику в адрес Израиля, но обвинял в нетерпимости тех, кто выбирает только Израиль для экономических санкций, невзирая на тот факт, что соблюдение прав человека в Израиле находится на гораздо более высоком уровне, чем в любой другой стране этого региона, и уж точно не хуже, чем в любой другой стране, которая столкнулась с сопоставимой опасностью. Я сам часто критиковал те или иные политические шаги Израиля, особенно когда дело заходит о поселениях. Но меня никогда не обвиняли в антисемитизме, как, впрочем, и многих критиков Израиля, которые выступают в израильских средствах массовой информации.

На самом деле самые резкие и независимые критики Израиля — это сами израильтяне, как простые люди, так и высокопоставленные — иногда даже внутри самого кабинета министров! Насколько мне известно, единственный известный человек, который приравнивал антисионизм к антисемитизму, был Мартин Лютер Кинг, который, отвечая на вопрос, заданный студентом, выступившим против сионизма, заявил, что нападки на сионистов часто были эвфемизмом для нападок на евреев: «То, что вы говорите, это антисемитизм».
Но заявление Кинга было сделано не в контексте критики израильской политике, а скорее в ответ на общие нападки на сионизм и право еврейского государства на существование. Кинг твердо верил, что все хорошие люди должны «защищать его право на существование», о чем недавно напомнил член Конгресса Джон Льюис, один из ближайших соратников Кинга:

25 марта 1968 г., менее чем за две недели до своей трагической гибели, он с полной ясностью и прямотой заявлял: «Мир для Израиля означает безопасность, и мы должны изо всех сил встать на защиту его права на существование, его территориальной целостности. Я вижу в Израиле один из передовых постов демократии в мире и чудесный пример того, что можно сделать, как можно превратить пустынную землю в оазис братства и демократии. Мир для Израиля означает безопасность, и то, что безопасность может стать реальной».

Во время недавней Конференции ООН против расизма, которая прошла в южноафриканском городе Дурбане, мы все были потрясены нападками на евреев, Израиль и сионизм. Соединенные Штаты Америки выступили против этих несостоятельных нападок.

И вновь в моей памяти возникают слова Кинга: «Я торжественно обещаю делать все, что в моих силах, чтобы восстановить доброе имя евреев — потому что нетерпимость в любой форме является оскорблением для всех нас».


Важно понимать, что хотя критика Израиля сама по себе не антисемитизм, но есть некоторые виды критики Израиля, которые, без всякого сомнения, являются проявлением антисемитизма, даже если там вообще не употребляется слово «еврей». Яркий пример тому — Амири Барака, который в своем стихотворении заявляет, что Израиль и Шарон лично знали о нападении на Всемирный торговый центр еще до того, как оно произошло, и предупредили 4 000 израильтян держаться оттуда подальше.

Могут ли возникнуть сомнения, что эта вариация на тему кровавого навета является глубоко антисемитской? Может ли кто-нибудь поспорить с тем, что те, кто физически нападает на евреев — во Франции, в Германии или в России, — совершают действия, обусловленные антисемитизмом?

Профессор Ирвин Котлер, ведущий исследователь проблемы прав человека, выделил следующие девять признаков явления, которое он называет «новым антисемитизмом»:

Антисемитизм, направленный на геноцид.
Публичные призывы к уничтожению Израиля и еврейского народа. Примеры:
Уставы террористических группировок, подобных Хамасу, которые считают своей целью уничтожение Израиля и еврейского народа.
Постановления из области религиозного права (фетвы), которые призывают к уничтожению Израиля и еврейского народа.
Призывы к геноциду на государственном уровне (например, угрозы Ирана стереть Израиль с лица земли).

Политический антисемитизм.

Отрицание права еврейского народа на самоопределение.
Делегитимизация Израиля как государства.
Возложение на Израиль ответственности за несчастья всего мира — Израиль как «всемирный отравитель колодцев».

Идеологический антисемитизм (который идет дальше риторики уравнивания сионизма с нацизмом) — стремление к «нацификации» Израиля.

Теологический антисемитизм. Слияние исламского антисемитизма с христианской теологией «замены» [1], на фоне традиционной ненависти к евреям.

Культурный антисемитизм. Смесь представлений, чувств и риторики «модных» салонных интеллектуалов.

Экономический антисемитизм, который идет дальше арабского бойкота Израиля и подразумевает экстратерриториальное применение ограничительных норм против тех стран, которые ведут торговлю с Израилем.

Отрицание Холокоста.

Расистский терроризм, направленный против евреев.

Отрицание равноправия Израиля перед законом на международной арене. Дифференциальное и дискриминационное отношение исключительно к Израилю на международной арене.

Не важно, свойственны ли какому-то конкретному человеку все эти признаки, но нет сомнений, что некоторые из них можно включить в полное описание нетерпимости.

Вне всякого сомнения, отрицание Холокоста или перекладывание ответственности за него на «евреев», которое стало характерной чертой палестинской экстремистской риторики, представляет собой расизм. Даже «прогрессивный» премьер-министр Палестинской автономии написал книгу, в которой содержится отрицание Холокоста, причем он сам теперь, очевидно, раскаивается в этом.
Мотивы полного отрицания Холокоста и возложения вины за него на евреев изобилуют в пятничных проповедях, которые транслируются в Палестинской автономии. Неудивительно, что два из перечисленных пунктов объединяют экстремистов с крайне правого и крайне левого флангов — это отрицание Холокоста и решительная поддержка палестинского терроризма. Может быть, трудно представить себе двух настолько разных людей с настолько различающимися взглядами на мир, как «палеоконсерватор» Патрик Бьюкенен и радикальный левый анархист Ноам Хомский. Но они оба горячо поддерживают палестинцев и ненавидят Израиль. Они оба заигрывали с идеей отрицания Холокоста, присоединившись в этом ко многим палестинским и арабским лидерам.

Пат Бьюкенен выражал сомнение в том, убивали ли евреев с помощью газа в Треблинке. Его «доказательством» послужила следующая сценка: «В 1988 г. 97 детей оказались заперты в вагоне длиной в 60 метров в туннеле метро в Вашингтоне, при этом два локомотива выпускали в вагон дизельные выхлопы, 45 минут пребывания в таких условиях не принесли им вреда». В статье, напечатанной в “Нью репаблик”, отмечалось, что «существенную часть материала, на котором Бьюкенен основывал свои заметки [о Холокосте], он получал от сторонников нацистов и злобствующих антисемитов». На вопрос, откуда он получил информацию, касающуюся Треблинки, Бьюкенен ответил: «Мне кто-то это послал». Статья завершается мыслью, что отрицатели Холокоста знают, «что со стороны Бьюкенена они найдут понимание».

Поддержка, которую Бьюкенен оказывал нацистским военным преступникам, таким, как Клаус Барбье и Карл Линнас, а также его призывы к ликвидации правительственного учреждения, которое вело дела этих людей, заставили бывшего чиновника министерства юстиции Алана Райана дать следующий комментарий: «Большое число людей задаются вопросом: “Почему Пату Бьюкенену так нравятся нацистские военные преступники?”»
Флирт Ноама Хомского с отрицанием Холокоста еще более странен. Бьюкенен — просто классический антисемит, что признают многие из его товарищей-консерваторов. Но Хомский — еврей, родители которого были учителями иврита. Он ездил в тот же ивритоязычный летний лагерь, куда и я, и даже в молодости состоял в левой произраильской группировке. Но опубликованные материалы говорят сами за себя.

История начинается со странного француза по имени Робер Фориссон. Фориссон, никому не известный преподаватель французской литературы из Лионского университета, опубликовал книгу и произносил речи, в которых он насмехался над жертвами Холокоста, называя их обманщиками. Холокоста, если верить Фориссону, никогда не было. Гитлеровские газовые камеры никогда не существовали. Евреи несут ответственность за развязывание Второй мировой войны. Гитлер действовал разумно из соображений самозащиты, когда он изолировал евреев и поместил их в трудовые лагеря, а вовсе не в лагеря смерти. «Массовая ложь» о геноциде — сознательная фикция, начало которой положили американские сионисты, — в этом контексте он, очевидно, подразумевает евреев. Главную выгоду от этой фикции получает Израиль, который поддерживает это «огромное политическое и финансовое мошенничество». Главной жертвой этого мошенничества стали немецкий народ и палестинский народ. Фориссон также назвал подделкой дневник Анны Франк.

Неудивительно, что, как только безумная книга Фориссона была опубликована, ее идеи подхватили ненавистники евреев по всему миру. В Соединенных Штатах пресловутое «Либерти лобби», которое распространяет «Протоколы сионских мудрецов» и другие антисемитские бестселлеры, перевели самые ядовитые фрагменты этой книги и широко распространили их по своей сети, назойливо подчеркивая тот факт, что Фориссон профессор! Его речи, записанные на видео, распространялись для просмотра на собраниях неонацистов. Я заказал себе одну копию и видел улыбку Фориссона, который описывал «мнимых жертв» «несуществующих» газовых камер. Его неонацистская аудитория веселилась, когда он насмехался над свидетелями, пережившими Холокост.

После публикации книги Фориссона Лионский университет лишил его на семестр права на преподавание и заявил, что не берется гарантировать его безопасность. Такое решение, вполне понятное, учитывая, что Лион сильно пострадал во время нацистской оккупации, было неверным и глупым. Преподаватель имеет право на защиту, даже если он высказывает идиотские взгляды.

Хомского попросили принять участие в акции протеста против лишения Фориссона права на преподавание. Я уверен, что он обрадовался этой возможности, поскольку сочинения и речи Фориссона столь же яро антисионистские, сколь и антисемитские. И действительно, профессор Ноам Хомский сам делал заявления, касающиеся эксплуатации сионистами трагедии Второй мировой войны, которые, на мой взгляд, не сильно отличаются от некоторых идей Фориссона. Он также сравнивал Израиль с нацистской Германией.

Хомский защищал Фориссона не только с позиций свободы слова, но и на основе его научных и персональных заслуг. Фальсификации истории, сделанные Фориссоном, являются «находками», основанными на «глубоком историческом исследовании». Но если бы Хомский озаботился проверкой исторического исследования Фориссона, он мог бы убедиться в его лживости.

Не было никакого глубокого исторического исследования. Вместо этого Фориссон сфабриковал антиисторическую и мошенническую фальшивку. Это такой обман, за который профессоров справедливо увольняют — не потому, что они высказывают спорные взгляды, а потому, что они нарушают базовые каноны исторической науки. Но Хомский был готов поделиться своим академическим весом с «глубоким историческим исследованием» Фориссона. Теперь не просто один профессор «разоблачил» Холокост, но исследования и выводы этого профессора получили подтверждение со стороны другого профессора — на сей раз и Массачусетского технологического института!

Хомский пошел еще дальше. Подписав петицию, он написал эссе, которое позволил включить в качестве предисловия к следующей книге Фориссона, рассказывающей о его карьере отрицателя Холокоста! В этой книге Фориссон вновь называет газовые камеры обманом и повторяет свои утверждения о том, что Холокост является вымыслом. Хомский в своем предисловии притворяется, что не знаком с работой Фориссона — «Я не очень хорошо знаю его книгу», — но приходит к выводу, что аргументы Фориссона не являются антисемитскими, что сам Фориссон не антисемит и не нацист, а скорее «своего рода относительно аполитичный либерал».

Спустя несколько лет, когда стало окончательно ясно, что Фориссон сознательно поставил свое имя на служение антисемитским и неонацистским группировкам всех сортов, Хомский повторил свою характеристику: «Я не вижу антисемитской подоплеки в отрицании существования газовых камер и даже в отрицании Холокоста. Не будет антисемитской подоплеки в самом по себе заявлении, что Холокост (вне зависимости от того, был он на самом деле или нет) стал объектом эксплуатации, причем злостной, со стороны апологетов израильских репрессий и насилия. Я не вижу ни намека на антисемитскую подоплеку в книге Фориссона».

Я просто не в состоянии понять, как еврей, детство которого пришлось на период Холокоста и который называет практически все, с чем он не согласен, «расизмом», может не видеть даже намека на антисемитизм в сочинении человека, который описывает Холокост как «обман» и «фальшивку», сфабрикованную евреями. Я не могу понять, и как еврей может говорить о Холокосте: «вне зависимости от того, был ли он на самом деле или нет», — предполагая тем самым, что разумные люди могут верить, что он был или не был на самом деле.

Я привел это высказывание в статье в «Бостон глоб», где я описываю Хомского как защитника обездоленных, и написал следующее письмо редактору:

При том что многие могут считать Хомского выдающимся лингвистом, он не понимает самого очевидного смысла слов в контексте. Не видеть никакого «намека на антисемитскую подоплеку» в коллективной характеристике всего еврейского народа как лжецов, что ясно следует из книги Фориссона, означает быть либо глупцом, либо жуликом. Нежелание признать антисемитскую подоплеку в отрицании Холокоста похоже на заявление, что нет расистской подоплеки в утверждении, что чернокожим нравилось рабство или что нет сексистской подоплеки в утверждении, что женщины хотят быть изнасилованными. Холокост — центральное историческое событие в современной еврейской истории. Попытки отрицать или преуменьшать этот факт — это нынешние инструменты антисемитов и неонацистов. Неудивительно, что эти торговцы ненавистью часто и с одобрением цитируют и Фориссона, и Хомского.

Действия Хомского по защите содержания расистских замечаний Фориссона от обоснованных обвинений в антисемитизме — в отличие от защиты права Фориссона публиковать подобного рода пагубную бессмыслицу — делают Хомского недостойным его статуса почетного защитника «обездоленных». Жертвы Холокоста, а не верящие или не верящие в него люди, являются обездоленными.

Хомский ответил мне утверждением, что Фориссон скорее антисионист, а не антисемит, потому что он разоблачает «сионистскую ложь». Он заявил, что «легко сделанный Дершовицом перевод «сионист» как «еврей» ошибочен» и что «на самом деле, это обычная уловка антисемитов».

После публикации открытого письма я пригласил Хомского на публичную дискуссию на тему, является ли отрицание Холокоста антисемитским или антиеврейским поступком. Вот каким был его ответ: «Совершенно очевидно, что нет смысла дискутировать на эту тему, потому что никто не думает, что в отрицании Холокоста присутствуют антисемитские коннотации» (курсив мой. — А. Д.). Этот ответ, свидетельствующий о том, в каком искаженном мире живет Хомский, говорит сам за себя.

Остается только спекулировать на тему политических и психологических мотивов, которые заставили Хомского настолько втянуться в защиту по существу, неонациста и отрицателя Холокоста. Аргумент о гражданских свободах и, в частности, свободе слова тоже не свидетельствует в пользу Хомского: сторонники гражданских свобод, которые отстаивают свободу слова для неонацистов, не станут выходить на одно с ними поле, оправдывая их идеи, якобы основанные на «глубоком историческом исследовании» и защищая их от подтвержденных источниками обвинений в антисемитизме. Более того, писать предисловие для такой книги означает присоединяться к автору и издателю в попытке продать книгу. Цель тут состоит не просто в том, чтобы поддерживать свободу на рынке идей. Цель состоит в том, чтобы повлиять на этот рынок и изменить его в соответствии с идеями автора.

Пол Л. Берман в статье, опубликованной в «Вилладж войс», сформулировал это очень правильно: «Взгляды Хомского на антисемитизм положительно дикие. Его определение настолько узкое, что под него не подходят ни Протоколы Сионских мудрецов, ни бред с отрицанием Холокоста… Я боюсь, что его сегодняшние замечания об антисемитизме и сионистской лжи приведут к тому, что его рассуждения на темы, связанные с евреями, еще долго не будут принимать всерьез».

Но, несмотря на многочисленные лживые измышления, касающиеся Израиля и искаженные взгляды на антисемитизм, легионы студентов и преподавателей по всему миру продолжают воспринимать Хомского вполне серьезно, когда он говорит на темы, связанные с евреями. Он даже читал курс, в котором присутствовал раздел, посвященный упомянутой выше тематике, в гарвардской Школе управления имени Кеннеди, невзирая на тот факт, что он лингвист и не имеет никаких научных заслуг в сфере управления, кроме собственных односторонних суждений.

История с Хомским и Фориссоном иллюстрирует некоторые важные вопросы, поднятые в этой книге. Противоестественное определение антисемитизма по Хомскому — определение, которое исключает из поля антисемитизма отрицание Холокоста и утверждение, что это сионистская фальшивка, — напоминает нам, как часто антисионизм является прикрытием для антисемитизма. Когда Фориссон говорит, что Холокост — это ложь, придуманная сионистами, он имеет в виду евреев. Множество евреев в Соединенных Штатах и по всему миру, не являющихся сионистами, принимают участие в образовательных и мемориальных программах, посвященных Холокосту. Фориссон и Хомский защищают любое обвинение, выдвинутое против еврейского народа, в случае если обвинитель использует ключевое слово: сионисты. Но эти обвинения легко трансформируют «сиониста» в «еврея». «Ревизионистских» историков вроде Фориссона регулярно цитируют радикальные имамы, которые учат ненависти к евреям в еженедельных молитвах. Например, шейх Ибрагим Махди — который, когда он не называет евреев «ослами» и не призывает к ликвидации Израиля, работает преподавателем экологии в университете Аль-Акса в Газе — в сентябре 2001 г. донес до слушателей такое «историческое» умозаключение: «Одно из злодеяний евреев заключается в том, что получило название «Холокост», то есть истребление евреев нацистским режимом. Однако [историки-] ревизионисты доказали, что это преступление, совершенное против части евреев, было спланировано еврейскими лидерами и являлось частью их политики».

Проповедь — которую Хомский не счел бы антисемитской — транслировалась по телевидению Палестинской автономии, как и еще одна проповедь, произнесенная доктором Ахмадом Абу Халабия, который является действительным членом Совета фетв, назначенным Палестинской автономией:

«Будьте безжалостны к евреям, не важно, где они находятся, в любой стране. Сражайте с ними, где бы вы ни были. Где бы вы ни встретили их, убейте их. Где бы вы ни были, убейте этих евреев и тех американцев, которым они нравятся, — и тех, кто стоит за ними, — они все в одном окопе, все против арабов и мусульман — потому что они основали Израиль здесь, в трепещущем сердце арабского мира, в Палестине. Они создали его, чтобы он стал форпостом их цивилизации — и авангардом их армии, чтобы он стал мечом Запада и крестоносцев, рубящим головы монотеистов, мусульман, живущих в этих местах. Они хотят, чтобы евреи стали их передовым отрядом».

Даже те, кто думает, что критика только в адрес сионистов или сионистского государства не является антисемитизмом, должны тем не менее признать, что существует разница между простой критикой Израиля и выделением его для уникальных санкций, вроде бойкота или отчуждения. Верно, что тех, кто защищает такие санкции, обвиняют в антисемитизме, но неправда, что такая же участь постигла тех, кто попадает в первую категорию. Но недавно появившаяся большая ложь смешивает эти две различных категории. Пришло время для тех, кто распространяет большую ложь, либо подтвердить свои обвинения конкретными документами, либо прекратить дезинформировать людей.




[1] Речь идет о традиционном для христианского богословия представлении о переходе статуса избранной общины после возникновения христианства с народа Израиля на сообщество христиан, считающих себя «истинным Израилем». (Прим. пер.)


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе