Вечер памяти Ландау

24 января 2007
22 января в день 99-летия академика Льва Давидовича Ландау (1908-1968) в Израильском культурном центре при посольстве Государства Израиль состоялась презентация книги Бориса Горобца «Круг Ландау» (М., 2006).

Открыла вечер Первый секретарь посольства Государства Израиль Лена Плитман-Абер, которая рассказала о том, что израильские ученые высоко ценят вклад Ландау в науку. Рассказывая о школе Ландау, Б. Горобец зачитал длинный список имен знаменитых ученых, принадлежащих школе Ландау, которые в настоящее время живут и работают в университетах Израиля: Институте Вейцмана, Технионе, Еврейском университете в Иерусалиме, Тель-Авивском, Бар-Иланском и Беер-Шевском университетах.

Представляя книгу, Борис Горобец заметил: «Ландау не просто гений, он – сверхгений. Коллективные открытия вызревают и рождаются, а Ландау создал систему, 10-томный курс, который переведен на 20 языков». В книге анализируются черты характера Ландау: искренность и неудержимое стремление к истине, рационализм и систематичность, эгоцентризм и авторитарность. В «Круг Ландау» автор включил очерки о крупнейших физиках-теоретиках школы Ландау – Е. М. и И. М. Лифшицах, А. С. Компанейце, А. Б. Мигдале, В. Л. Гинзбург и др.

На вечере выступили д. ф.-м. н., проф. А. А. Рухадзе, канд. ф.-м. н. О. Н. Пивоваров, гл. ред. журнала «Земля и вселенная» проф. Е. П. Левитан, сын проф. Л. М. Пятигорского – В. Б. Болдырев и другие. Известный московский художник, президент Ассоциации художников-портретистов, профессор Александр Осипов представил портрет Льва Ландау, вызвавший большой интерес присутствовавших. Он был написан для Музея портрета «Национальная портретная галерея».

На встрече присутствовали ведущие специалисты физических институтов РАН, а также преподаватели и студенты физического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, Физико-технического института, МИФИ, МАТИ, МГПУ и др. вузов, сообщила Букнику пресс-атташе Центра Раиса Веселова.

Букник вспомнил, что целое поколение его друзей, независимо - гуманитариев или технарей, зачитывалось воспоминаниями о Ландау Майи Бессараб. Его всегда интересовало, почему именно эта книга о физике стала каким-то прямо обязательным чтением, почти как "Мастер и Маргарита"... "И что в нем такого было, что всех так интересовало, как он живет, - подумал Букник. - Или это просто эпоха такая была?"


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе