Тяга к искусству

Переходя как-то из одного здания Иерусалимского университета в другое, я заметил людей почтенного вида, которые внимательно рассматривали солидную металлическую инсталляцию и вслушивались в объяснения экскурсовода. Посетители оказались университетскими кураторами двух десятков американских вузов, а в Израиль они прибыли специально, чтобы перенять опыт украшения университетских площадей произведениями искусства.

Кампусы израильских университетов и вправду отлично совмещают полезное и прекрасное: сентенцию о том, что искусство стимулирует мысль, здесь претворяют в жизнь уже давно. И хотя собственной символической статуей, установленной на центральной лужайке кампуса, отметился даже спортивный Институт им. Вингейта в Нетании, чаще всего художественные объекты можно встретить в кампусах Тель-Авива и Иерусалима.

Разброс жанров при этом весьма широк. В столичном Еврейском университете в ход идет все – от древних мозаик до кинетических установок в бассейнах и от стилизованных под старину солнечных часов до по-детски наивных цветных птичек. Встречаются работы и весьма известных авторов. У входа в здание Национальной библиотеки белеет железная инсталляция "Единство" американского скульптора Пола Сиско, который чаще всего использует простые геометрические формы. Интересно, что разлом – самый распространенный мотив в его творчестве, но Еврейскому университету он предложил противоположный символ – символ объединения. Кроме того в кампусе Гиват Рам красуется скульптурная композиция "Аллегория наук" работы Моше Циффера, одного из наиболее значительных израильских скульпторов середины прошлого века. Другие его творения украшают кампус-соперник в Тель-Авиве.

А еще я столкнулся с любопытным явлением: выпускники Тель-Авивского университета по прошествии лет могут не помнить своих преподавателей, сокурсников и даже сокурсниц, но вот скульптуры, размещенные у своих факультетов, они помнят непременно. Для одного моего знакомого адвоката альма-матер и вовсе ассоциируется не с библиотекой или занятиями, а с ослепительно красной абстрактной статуей работы дизайнера Бернарда Шоттландера, вот уже сорок лет красующейся на подступах к зданию юрфака. По его словам, практически весь период учебы – а это как-никак три с половиной года – он провел не в аудиториях, а на травке под этим сооружением. Поколения студентов пытались разобраться, что именно хотел изобразить автор (стилизованного быка, инопланетянина или что-то еще), но к общему мнению так и не пришли. Зато когда в 1999 году Шоттландер скончался, чья-то заботливая рука поместила на его творение траурные черные ленточки. Символические скульптуры-цепи Гедалии Суховольского (более известного как Сухо) также могут похвастаться поколениями поклонников. А вот с помощью скульптуры Менаше Кадишмана Suspense, если верить университетской легенде, некоторые преподаватели объясняли студентам законы физики. Ее стальной корпус и впрямь демонстрирует принципы равновесия не хуже лабораторных опытов.

Кстати, облепленный бабочками "Дух свободы" Давида Герштейна, как и забавная голова Эйнштейна, появились в тель-авивском кампусе совсем недавно. Так что страсть израильских университетов к искусству неизменна и совершенно не уступает тяге их посетителей к знаниям.


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе