Селянка, хочешь на кухню?

У каждого из нас при упоминании сельской кухни перед глазами предстают разные образы. Настолько разные, что зачастую нет между ними никакого общего знаменателя, как нет его между французской сельской кухней с ее бретонскими блинами, луковым супом, поразительным савойским фондю или нормандским сидром и угрюмым ликом сельской кухни менее благодатных регионов, среди кулинарных достижений которых можно упомянуть разве что ржаной хлеб, кашу и жмых.

Существование израильской сельской кухни и вовсе можно поставить под сомнение — все же сельская кухня подразумевает многовековую непрерывную традицию сельского населения, а оно в Израиле начало воссоздаваться всего каких-то 130 лет назад, да к тому же своим укладом не отличается от населения городов. Поэтому словосочетание "сельская кухня" в израильских реалиях навевает романтические воспоминания о галутном прошлом, а прошедший в первой половине марта Фестиваль сельской кухни на деле означал гастрономический смотр под условным названием "кухни народов мира".

Чтобы вкусить сельской пищи, нужно было отправиться в окрестности города Бейт-Шемеш. Поскольку фестиваль проводился уже десятый раз, у него выработались определенные правила. Да и растущая популярность агротуризма требовала навести на "сельской кухне" порядок. В результате постановили, что сельскими будут считаться лишь те блюда, которые используют продукты местного производства, а еще лучше – домашние ингредиенты.

Как это воплощается на практике? Поиску ответа на этот вопрос пришлось посвятить два дня – 12 и 13 марта автор этих строк скитался по мошавам и кибуцам в надежде понять, чем кормит израильское село. Маршрут начался с мошава Агур, где в "доме Оснат" подают "веселую курдскую еду". Я не ошибся, все действительно происходило прямо в "доме Оснат": гости с утра стали собираться в гостиной жилого дома, а тем временем его хозяйка Оснат колдовала на кухне. Запахи оттуда доносились неописуемые, так что не заглянуть на кухню было никак нельзя. А заглянув, я чуть было не подумал, что меня разыгрывают: бесчисленные сорта курдского кубе Оснат готовила на примусах и керосинке! По ее мнению, только так можно восстановить вкус сельского Курдистана, откуда репатриировалась в Израиль ее семья.

Семья Шоши Симхи приехала почти из тех же краев, а точнее, из Ирана. Относительное соседство сохранилось и в Израиле, Шоши живет в нескольких километрах от Оснат, в мошаве Шафир. Наверное, поэтому представительницы двух сельских кухонь не гнушаются здорового соревновательного духа — Оснат говорит, что персидская кухня неинтересна, а Шоши с неменьшим убеждением говорит, что "куда там курдам до нашего кулинарного богатства". В споре Курдистан-Персия я выбрал Персию, ибо аргументы Шоши включали такие сильные доводы, как тадик (рис с шафраном и темной картошкой), хуршт сабзи (рис в таинственном зеленом соусе с лимоном) и гонди (мясные тефтели с поджаренными бобами хумуса). Противостоять этому напору было невозможно, и мне даже подумалось, что если бы Шоши была моей мамой, страдать бы мне ожирением. Закончилась трапеза крепким чаем с листьями мяты, причем из мошава Шафир меня отпустили только после третьей чашки.

Следующим пунктом "сельской программы" был мошав Цафририм, где в заведении под названием "Бабушкин котелок" готовят арабские блюда из сезонных овощей и трав (даже не буду пытаться воспроизвести их названия — все равно не получится). С причудливыми венгерскими словами я тоже не в ладах, поэтому дегустация сельской венгерской кухни в мошаве Аругот также оставила много впечатлений, но мало названий. Впрочем, в Аругот нашли способ придать местной кухне израильский привкус. Шломо Краус разбавляет венгерские вкусы вполне израильским гранатовым соком, а гранаты выращивает в саду прямо за домом. Из Аругот путь лежал обратно в мошав Агур, где сельская кухня сменилась сельской музыкой в виде трио "Ир шалем", исполнявшего Шостаковича и Дворжака. Вот такие вкусы в израильском селе.

Дальнейшие этапы кулинарного вояжа показали, что рамки этнических кухонь становятся тесны сельской кухне, и, как следствие, в Израиле на свет появляются межэтнические кулинарные опыты. К примеру, в мошаве Гиват Йешаяху можно было отведать "йеменский завтрак с восточно-европейскими вкраплениями", а в кибуце Кирьят Анавим экзотические марокканские рыбные котлеты соседствовали на одном столе с вполне конвенциональным корнбифом.

После всего вышеописанного есть решительно не хотелось. Даже предложение одного из организаторов фестиваля отведать сельских блюд из индийского Кочина пришлось вежливо отклонить. Сил хватило только на посещение сельской пивоварни в мошаве Лион-Сригим. Ее владелец, увидев мое усталое лицо, не стал томить и предлагать ознакомиться с производственным процессом, а просто процитировал слова английского философа Роджера Скратона "Я пью, значит, я существую" — и выставил на стойку бара кружку Stout Irish Red. За сим сельский уикенд можно было признать состоявшимся.

Фотографии с сайта http:community.livejournal.com/tourism_israel.//

Еда в Израиле уже не спорт, а искусство мирового уровня:

молоко
бабушкины кастрюли
мёд
оливки


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе