Самое точное еврейское время

Часовых дел мастера очень редко принимаются адаптировать колесики и шестеренки своих механизмов под еврейский календарь. Чтобы сосчитать их успехи в этом деле, хватит и двух пальцев.

Эти rarae aves часового искусства тем более достойны нашего рассмотрения. Вот недавно часовщик из Петербурга Константин Чайкин начал большой проект «иудейской механики». Он уже сделал двое часов, в которых короткие отрезки времени измеряются не в общепринятых минутах и секундах. «Decalogue и Decalogue Rega справа налево, как на ратуше в старинном еврейском квартале Праги, — комментирует Константин. — Они отсчитывают часы, даки (аналог минут), а вторая модель — еще и хелек’им и рэга’им, предельно короткие отрезки времени, секунды и мгновения».

Традиционно еврейский суточный цикл делится на 24 часа, и на этом его сходство с европейским заканчивается, потому что дальнейшее деление выглядит так:
1 час = 60 дак = 1080 хелек’им; 1 хелек = 76 рэга’им.
Что в пересчете на минуты и секунды выглядит весьма неудобоваримо:
1 хелек = 3+1/3 секунды, а рэга ~ 44 миллисекунды, — уточняет Ирв Бромберг из Университета Торонто.

Вот с такими величинами имеют дело часовщики, что в переводе на шестеренки и колесики означает серьезное усложнение работы: чем меньше отрезок времени отмеряешь, тем сложнее часовой механизм. Для тех, кто интересуется часовой механикой, отмечу, что успех Константина Чайкина, заставившего стрелки измерять миллисекунды, не снился даже швейцарцам, чьи изделия считаются эталонными. Их лучший показатель — ход в 1/10 секунды (имеется в виду недавно усовершенствованный фирменный калибр El Primero часовой марки Zenith).

Единственным примером работы швейцарцев с еврейским календарем является коллекция Hébraïka Алена Зильберштейна, часовщика родом из Франции, который живет и работает в Безансоне. Он сделал карьеру настолько удачно, что его бренд Alain Silberstein приобрел высокий статус среди часовых марок Швейцарии. При этом Зильберштейн — дизайнер, а не инженер, поэтому для разработки механизмов «Гебраики» он пригласил именитого часовщика Свенда Андерсена.

Ален замахнулся на вечный календарь — и сделал его. В специфическом часовом сленге «вечный календарь», конечно, не тот, что будет работать вечно. Просто этот часовой механизм включает максимум календарных данных — день недели, дату, месяц, год. Зильберштейн обошелся без дней недели, но все остальное работает вполне кошерно, с автоматическим переходом на високосные годы и тринадцатые месяцы. Почему это кошерно, мы еще объясним.

Часы Hébraïka были сделаны в 1994 году тиражом в 100 экземпляров, поэтому сейчас они превратились в раритет, изредка выныривающий на часовых аукционах. Пара экземпляров есть в коллекции самой компании Alain Silberstein, которая выставляет их в числе лучших своих достижений. Правда, в нынешнем году планировалось выпустить трилогию суперсложных часов, которые совмещали бы григорианский календарь с еврейским, китайским и исламским, но что-то Зильберштейн не спешит с премьерой.

В отличие от своего французского коллеги Константин Чайкин (недавно получивший членство в швейцарской Академии независимых часовщиков) настроен весьма решительно. В ближайших его планах — еще как минимум две модели часов. Одни (их механизм уже изготовлен) будут показывать числа и месяцы по еврейскому календарю, и вдобавок оснащены «шаббатной» функцией, то есть в шаббат их никогда не придется заводить. Эти часы будут показывать «вечный» еврейский календарь, причем не требующий коррекции, а то ведь годовые диски в механизме Зильберштейна рассчитаны на 80 лет, и потом их нужно будет везти в Безансон и менять на новые.

О своем увлечении еврейским календарем Константин говорит так:
«Тридцать лет я не придавал этому значения, но сейчас иудаика меня интересует, как и мои корни, иудейское искусство и история в целом. Работа с различными календарными системами, их реализация в моих часах — это не только вызов в области механики, но и погружение в историю летоисчисления, изучение того, как религия относится к измерению времени.

Еврейский календарь, отдельные его элементы — это глубокая история, уходящая корнями в тысячелетия. Существуют разные мнения о том, как достигается невероятная точность вычисления лунных месяцев, но меня больше всего потрясает связь некоторых элементов летоисчисления с каббалистической доктриной и гематрией.

Поэтому помимо реализации этого чуда в механической структуре, я ставлю своей целью сбор по крупицам исторической информации, изучение источников и поиск причин возникновения календаря».

Зачем нужны хелек’им и рэга’им


Евреи догадались поделить время на равномерные отрезки задолго до Лейбница, объявившего мир horologium mundi, «часовым механизмом Вселенной». Один из основополагающих трактатов по еврейской хронологии — написанный во II в. н.э. «Седер Олам Рабба», авторство которого приписывается Талмудом рабби Йосе бен Халафте. Там, в частности, указывается точная дата начала еврейского летоисчисления (3761 год до н.э., 7 октября, понедельник, 5 часов и 204 хелек’им пополудни).

Позднее кодификатором накопленных знаний стал рабби Моше бен Маймон, знаток галахи, философ, врач и учитель. В его монументальном труде «Мишне Тора» (который любавичский рабби рекомендовал читать каждый день), есть глава «Освящение нового месяца» (книга 3 «Времена», гл. 8), где Маймонид указал основные единицы времени и их соотношения, а также определил длительность года — 354 дня 8 часов и 876 хелек’им. Эта продолжительность основана на лунном цикле, ведь еврейские месяцы длятся от новолуния до новолуния. Если применять европейские единицы для измерения лунного, или синодического месяца, снова получится зубодробительная величина с третями и четвертями: 29 дней, 31 минута, 50 секунд, 8 третей и 20 четвертей.

А вот использование хелек’им и рэга’им позволяет вычислять продолжительность месяцев, сезонов и лет без всяких дробей и четвертей. Более того, 19-летний лунный цикл с семью високосными годами с добавочным тринадцатым месяцем равняется по длительности солнечному летоисчислению. Вот каких высот добились в математических расчетах древние мудрецы.

В сегодняшнем мире без этих расчетов не узнать, когда отмечать праздники и когда точно наступает шаббат. К тому же сейчас рэга — еще и жест, означающий «подождите секундочку». В нем выразилась телесность времени, черта присущая древним календарям, когда макрокосм конструировался по принципу микрокосма, и человеческое тело служило мерой всех вещей. Это рассуждение, возможно, выглядит как измышления безумного антрополога, но тут меня поддерживает Талмуд. А там написано, что рэга — это отрезок времени, за который успеваешь моргнуть. Часовых дел мастера очень редко принимаются адаптировать колесики и шестеренки своих механизмов под еврейский календарь. Чтобы сосчитать их успехи в этом деле, хватит и двух пальцев.


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе