Рай, а в нем – жертвы рыцарей и праведники

Программа конференции
На международной конференции "Смерть, захоронение и скорбь в ашкеназских общинах", прошедшей с 10-го по 12 мая в Тель-авивском университете, прозвучало много интересных докладов, но более всего меня удивил тот факт, что изучение ашкеназского еврейства добралось аж до Оклахомы. Разумеется, как и подобает международному форуму, на конференцию съехались представители разных стран. Были профессора из Франкфурта, из Болоньи, из Бостона — но Оклахома? За три дня профессор Шмуэль Шепкару, который представлял Университет Оклахомы из мало кому известного городка Норман, уже привык к шуткам и подтруниваниям на эту тему и одарял очередного шутника снисходительной дежурной улыбкой.

Тема доклада Шепкару — "Ашкеназская концепция загробной жизни в эпоху крестовых походов". Уважаемый гость из Оклахомы исследовал то, как менялись еврейские представления об олам ха-ба, "грядущем мире" в тяжелые для европейских евреев времена. До этого кардинальная доктрина "грядущего мира" состояла в вере в воскресение из мертвых, которое произойдет когда-нибудь в будущем, и воцарение в нашем мире идеальной гармонии.

Изображение того. как евреи горят в аду. Hortus Deliciarum, поздний XII век, Эльзас
Однако еврейские погромы, сопровождавшие крестовые походы, и в особенности огромное число жертв среди еврейских общин Европы в 1096 году потребовали внести в это представление некоторые коррективы. Согласно исследованиям Шепкару, ашкеназские источники представляют новые характерные свойства "грядущего мира": переход из этого мира в "грядущий" моментален, убиенные христианами жертвы не должны ждать воскресения из мертвых; рай предстает общиной, включающей всех жертв крестового похода, а также великих евреев прошлого (Авраама, пророка Даниэля, рабби Акиву и т.д.); рай состоит из "семи кругов", и каждая душа попадает в определенный круг в зависимости от своей святости (высшая степень святости — у тех, кто, как и Авраам, был готов пожертвовать самым дорогим). Профессор Шепкару обратил внимание на то, что эти параметры "грядущего мира" очень похожи на тот "рай", который христианские богословы обещали участникам крестовых походов. По его мнению, сходство не случайно — еврейская доктрина могла быть контраргументом на христианские постулаты.

Почему еврейские источники вдруг словно забыли о физическом воскресении из мертых? Ответы могут быть разными: возможно, потому, что тела многих убитых евреев были расчленены погромщиками и не были похоронены, а возможно, потому, что само понятие воскресения слишком ассоциировалось в те годы с христианством.

Фрагмент стены венского еврейского кладбищаЭстафету обсуждения олам ха-ба принял Ариэль Бар-Левав из Открытого университета. Он, в частности, напомнил мнение рабби Нахмана из Брацлава, утверждавшего, что ад существует, но не на том свете: наш мир — это ад, а грядущий мир — рай. В отличие от профессора Шепкару, Бар-Левав попытался подытожить все аспекты еврейского отношения к смерти, сконцентрировавшись на одном вопросе: какое место занимает смерть в еврейской культуре? На первый взгляд, ответ очевиден: иудаизм — это религия жизни, и место смерти в еврейском дискурсе маргинально, как и место кладбища всегда было на краю еврейского местечка. Более того, еврейские источники далеки от того, чтобы превозносить смерть: практически всегда (за исключением киддуш ха-Шем) смерть для них — нежелательное событие, которое следует откладывать, насколько это возможно. Однако, с другой стороны, еврейские кладбища иногда становились центрами еврейской идентичности, а многочисленные ритуалы, связанные с переходом человека в мир иной, были слишком упорядочены, чтобы считать их совсем уж маргинальным явлением. К примеру, в некоторых общинах появился особый жанр еврейской литературы — инструкции для больных и умирающих, где объяснялось, как сделать, чтобы процесс расставания с бренной оболочкой прошел "правильно и достойно".

Последний день конференции превратился в практический семинар по изучению еврейских памятников. Еврейские кладбища — уникальный источник исторической информации, своего рода "каменные грамоты", сохранившие не только сведения об истории той или иной общины, но зачастую и дух эпохи. Немецкие исследователи Андреас Ленхардт и Натанья Хюттенмайстер представили исследование надписей на недавно найденных надгробиях средневекового еврейского кладбища в Майнце, а затем представители Института Штайнхайма при Университете Дуйсбурга рассказали о собранной ими эпиграфической базе еврейских надгробий в Германии.

Отдельное выступление посвятили и такой специфической теме, как аббревиатуры в надгробных надписях; многие специалисты по еврейской истории, да и просто добровольцы, восстанавливающие еврейские кладбища, знают, как тяжело порой расшифровать надпись на могильной плите, если в ней присутствует множество аббревиатур. Тут же выяснилось, что еврейскую посмертную "поэзию в камне" пытаются инвентаризировать и спасти для следующих поколений и в Италии - о проекте "Corpus Epitaphiorum Hebraicorum Italiae" рассказал его инициатор, создатель и директор Мауро Перани. В завершение географического экскурса Минна Розен из Хайфского университета поведала об изучении еврейских кладбищ в Стамбуле.

Другие конференции о любви и смерти:

Семинар о еврейской магии: действует или не действует?
Пожар в славянской и еврейской культурной традиции
«Секс в маленьком местечке» как повод для изысканий


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе