Потомки бразильских крипто-евреев исследуют свою историю

Через 500 лет после прибытия первых евреев в Бразилию их потомки решили заявить о себе. Репортаж Авнера Хопстейна на ynetnews.com повествует о том, как современные бразильцы неожиданно открывают тайные страницы истории своих семей.

Евреи, прибывшие пять веков назад в бразильские города, не могли открыто исповедовать иудаизм и официально считались христианами. Таких евреев называли конверсами или маранами и за ними тщательно следили, чтобы при малейших признаках ереси немедленно предать суду Инквизиции. Поэтому многие из них находили самые неожиданные способы сохранить веру и традиции отцов. Одни старались не есть и не готовить свинину дома, другие зажигали свечи каждый день, чтобы субботние свечи не вызывали подозрений, третьи, соблюдая все христианские праздники и обычаи, все же молились дома на «другом языке», четвертые в дни поста ели тапиоку вместо хлеба, сами не зная, откуда такой обычай берет свое начало...

История Давида де Андраде и его дедушки весьма показательна. В доме хранилась Тора, и ее читали детям, объясняя, что это книга про древний народ. Так 19-летний Давид впервые узнал про евреев. Хотя само это слово в деревне, где он вырос, произносить было никак нельзя.

Другой потомок крипто-евреев, Жоао Медерош, рос в бразильской глубинке в 40-50-е годы и впервые услышал про евреев, когда переселился в Рио-де-Жанейро в 70-х. Когда он изучал в школе Вторую мировую и Холокост, учитель сказал, что жертвами фашизма среди прочих были лютеране с еврейскими корнями. Жоао даже представить себе не мог, что его что-то связывает с этими людьми. Он также не мог понять, почему его семья во время посещения местной церкви всегда заходила в нее через заднюю дверь – чтобы не вставать перед алтарем. Для него все прояснилось, когда оказалось, что его фамилия – еврейского происхождения. Его однофамилица – Леонор Медерош из Ресифи – тоже узнала о своем происхождении в зрелом возрасте, через Интернет. Девичья фамилия ее мамы – Фонсека – еврейского происхождения, и Леонор начала расследование. В результате многие традиции семьи стали ей понятнее: и то, что в семье была своя молельня, и то, что браки в ее роду заключались преимущественно между «своими», и то, почему многие члены семьи не крестили своих детей.

В ее городе - Ресифи - была огромная еврейская колония. Евреи составляли большой процент белого населения, были вовлечены в торговлю древесиной и сахарным тростником. В 1630 году Ресифи перешел в руки голландцев и еврейская община расцвела – на целых 24 года. Тут была основана первая синагога в Новом свете, улицы называли в честь великих евреев, и множество людей вернулись к религии предков.

Их процветание и возросшее влияние волновали католиков, и они серьезным образом поставили перед властями задачу отвоевать колонию обратно. Когда это произошло, евреям было приказано покинуть колонию в трехмесячный срок. Большая часть общины была разбросана по свету, остальные «слились с местным населением».

Сейчас ученые расходятся в своих оценках количества потомков тех крипто-евреев: называются цифры от тысяч до миллионов. «Мы не знаем, как много потомков тех евреев живет сейчас в Бразилии, мы просто еще не были во многих городах, - говорит профессор Анита Новински, историк из университета Сан-Паулу. - Но мы уверены в трех вещах. Первое - что в Бразилии множество евреев знают о своем происхождении, второе – что современная Бразилия основана евреями, и третье – что в последние годы переживается немыслимый рост интереса к иудаизму».

Лусиано Оливера, тридцатилетний врач из Кампина Гранде, не знал о своих предках ровным счетом ничего, кроме того, что соседи всегда называли их «свиньями» (по-португальски ). Когда ему было 19, тетя сообщила ему, что его прадедушка раз в неделю надевал свои лучшие одежды и с появлением звезд запирал дверь дома и молился на «другом языке». Позже Оливера нашел свидетельство о рождении своей прабабушки, где в графе «место рождения» стояло слово «свинья». Потом ему показали молитвенный ларец дяди с буквой «шин» на крышке. «В тот момент моя жизнь изменилась», - сказал Оливера корреспонденту ynetnews.com.

Таких прозревших евреев в Бразилии все больше и больше, и они стремятся установить отношения с еврейским истеблишментом, но нельзя сказать, чтобы их ждали с распростертыми объятиями. Жоао Медерош говорит, что в возрасте 38 лет впервые посетил синагогу Рио и его попытка заговорить с раввином ничем не закончилась. «Я представился и сказал, что я потомок крипто-евреев, но он проигнорировал меня, а его ассистент жестами стал прогонять меня. Такова была позиция раввинов на тот момент. С тех пор я постоянно спорю с теми из них, кто не хочет нас признавать».

Пока Медерош боролся с официальными религиозными представителями, он построил синагогу в Натале, в небольшом прибрежном городе. Это маленькая синагога, на одну комнату и с пластиковыми стульями, но люди молятся там со всем жаром.

Проблема с признанием потомков крипто-евреев состоит в том, что они не хотят проходить процедуру обращения как любой другой человек, пожелавший принять иудаизм. «Для меня обращение унизительно, как будто я предаю своих предков", - говорит Оливера. Но ашкеназские раввины Бразилии не признают их, а представителей ортодоксальных раввинатских судов там нет. Поэтому, чтобы принять иудаизм по закону, надо ехать в США или Израиль, что весьма накладно.

Израильский раввинат пока не выработал позицию по отношению к бразильским крипто-евреям, но в Ресифи прислали раввина Авраама Амитая, которому поручено найти и идентифицировать сохранившиеся с давних времен еврейские общины.


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе