О людях и зверях

В 1935 году Варшавский зоопарк был райским садом посреди города. Маленькие олени и павлины ходили на свободе, а львы, тигры, слоны и бегемоты обитали в ландшафтах, максимально приближенных к естественным. Ян Забинский, директор зоопарка, писал научные книжки, разводил пчел и мечтал о том, что сделает свой зоопарк лучшим в Европе. Его жена, Антония, водила экскурсии и выхаживала больных зверей.

Американская писательница Дайан Аккерман в этом сентябре выпустила книгу "Жена директора зоопарка: история про войну." (W.W. Norton & Company, 2007).

Через пять лет оружейная пальба и свист снарядов заглушили голоса обитателей зоопарка. Животные разбежались, умерли или были перевезены в Германию, а в их вольерах Забинские стали прятать оружие и взрывчатку для подпольных польских и еврейских групп сопротивления. Даже имя этого «райского сада» стало не зоопарк, а «Дом под сумасшедшей звездой» - кодовое название крупнейшей базы польского подполья.

Ян ЗабинскийКогда Антония и Ян поженились в 1931 году, они думали, что вся их жизнь будет посвящена зоопарку. Как пишет Аккерман, у Антонии был особый дар общения с животными - казалось, она могла видеть мир их глазами. Писательница объясняет эту особую любовь к животному миру тем, что родители Антонии были убиты во время революции 1917 года. А дом четы Забинских был всегда полон животными – шимпанзе, кроликами, рысями и самыми разными птицами.

Изучив рисунки Антонии, архивные материалы и интервью, Дайан Аккерман попыталась воссоздать жизнь Забинских, из идиллии превратившуюся в кошмар. Эта книга не только о людях, которые были обычными гражданами, а стали активными участниками сопротивления, но и об отношениях – между людьми и животными, между человеческой и животной составляющей людской природы.

Когда разразилась Вторая мировая и немцы наводнили Польшу, Антония с младшим сыном укрылась в деревне, а Ян пошел в армейский резерв. Блицкриг разрушил зоопарк:

“Осколки стекла и металла ранили кожу, перья, копыта, чешуйчатые спины - без разбору. Раненые окровавленные зебры разбегались кто куда, ревуны и орангутанги вопили от ужаса на деревьях и в кустах, змеи расползались в разные стороны, крокодилы, приподнявшись на задних лапах, пытались перейти на рысь, попугаи, как ацтекские боги, летали вверх-вниз... два мертвых жирафа лежали на земле, со спутанными ногами, пугающе горизонтально... Сгустившийся воздух, наполненный смрадом горящей соломы, дерева и плоти, ранил легкие"...

После того, как польская армия капитулировала и в городе установилась новая власть, Ян и Антония решили восстановить зоопарк, но тут им нанес визит главный нацистский "зоолог" Лутц Хек, который отвечал за пополнение немецких зоопарков, а также снабжал нацистскую верхушку экзотическими животными для охоты. Он отобрал часть животных, чтобы вывезти их в Берлин, а тех, что остались, разрешил немецким солдатам зарезать.

В историях про Холокост чаще всего речь идет о жестокости фашистов по отношению к людям. Но идеология "чистоты расы" порождала особый тип мировоззрения: по мере продвижения на восток оккупанты вели и экологическую войну – заменяли местную флору и фауну немецкой. Лутц Хек был одержим идеей с помощью евгеники восстановить животных, обитавших на территории Германии в доисторические времена, поэтому он прочесывал зоопарки Европы в поисках потомков тарпана (дикой лошади), дикого тура и лесного бизона. Лучшие экземпляры должны были участвовать в создании животных с наиболее выраженными видовыми характеристиками. Одержимость этим планом привела к совершению разных преступлений.

Для прикрытия подпольной деятельности Ян предложил нацистам на месте зоопарка организовать свиную ферму, а потом разведение пушного зверя. Подпольщики, как и евреи, сбежавшие из гетто, работали на этой ферме открыто, исходя из соображения, что, будучи на виду, они вызовут меньше подозрений. Идея оказалась продуктивной: в общей сложности, «через зоопарк» спаслось 300 евреев. Много лет спустя, после получения звания «Праведник мира», Ян Забинский объяснил свой поступок так: «Я не понимаю, из-за чего весь этот сыр-бор. Если какое-то существо в опасности – его надо спасать, неважно, человек это или животное».


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе