Майн тайе Рейзеле в картинках

Мотив лирической песни, которую когда-то так чудно спела Нехама Лифшиц, всё крутился у меня в голове, когда я, высунув язык от усердия, резала канцелярским ножом по бумаге. Это происходило на мастер-классе по рейзеле, еврейскому аналогу киригами, вытынанок и папель пикадо.

Программа Дней Израиля в Украине была устроена таким образом, что периоды активности чередовались с спокойным, даже медитативным времяпрепровождением. После мастер-класса по крав-мага был концерт винницкого вокального ансамбля «Симха» («Тум-балалайка» сорвала бурные овации), затем всех желающих учили израильским танцам, а после этого состоялись лекция и мастер-класс по рейзеле, которые вела директор киевского "Музея Шолом-Алейхема" Ирина Климова.

Искусство прорезной картинки распространено во многих странах, и инструменты мастеров всегда одни и те же — бумага и ножницы. Отличие рейзеле от подобных практик других народов состоит не только в национальной образности и символике, но и в гендерном разделении труда: если у других народов этим занимались в основном женщины, то у евреев картинки резали преимущественно мужчины.

Первым зарегистрированным случаем считается поэма «Война пера и ножниц» 1345 года, которую «написал» живший в Кастилии ребе Шем Тов бен Ицхак Ардутиэль, также известный как Сантоб де Каррион. Был холодный зимний вечер, и чернила просто замерзли. Ребе взял ножницы и вырезал на бумаге слова поэмы. Конечно, случай нетипичный: это был жест поэта, да и потом, когда рейзеле вошло в обиход, буквы все же не вырезали, а писали.

Широкое распространение рейзеле в Европе датируется XVIII-XIX веками: тогда благодаря новым технологиям производство бумаги стало серийным, и она подешевела. Но это не значит, что ее стали тратить на что попало — предназначение рейзеле было по преимущественно обрядовым. Это были мизрахи, которые вешали не только в домах, но и в синагогах; прорезными картинками украшали свитки Эстер на Пурим; делались ктубы, а еще – картинки с растительными узорами на Шавуот — шавуослех и рейзелех.

Вот от этих картинок в форме круглых розеток-розочек и происходит название рейзеле (в переводе с идиша — «розочка»).
Вырезанием рейзеле занимались ученики ешив, которые и таким образом размышляли над священными текстами. Поэтому неудивительно обилие религиозной символики в еврейских прорезных картинках: меноры, колонны Храма, руки в жесте благословения, орлы с кетертора (короны, венчающей свиток Торы) и других ритуальных предметов, львы и грифоны, эдемские растения. Вообще, в орнаменте рейзеле не было ничего лишнего — все эти аисты и олени, белочки и зайчики имеют свое особое значение. К примеру, заяц — харед — "трепещущий перед Всевышним", естественно. Сейчас эти символы уже не вполне понятны и самим евреям:

«Один мой знакомый ребе как-то возмущался: «Это ж надо только додуматься! Какие зайцы?! Какой гордый израильтянин может сравнить себя с зайцем?» - говорит Ирина Климова.
Делали рейзеле и женщины: те самые розочки, а также поздравительные открытки, обереги, защищающие матерей и младенцев от демона Лилит. К началу XX века умение резать очень ценилось свахами, которые предоставляли рейзеле как доказательство терпеливости, таланта и мастерства невесты.

В страшных перипетиях XX века искусство рейзеле было практически утеряно, но не полностью. К примеру, чудом сохранилась часть коллекции Семена Ан-ского, собранная им в этнографических экспедициях 1912-13 гг. по селам и городам Галиции, Подольской и Волынской губерний. В отделе фонда иудаики Института рукописей Национальной Библиотеки Украины имени В.И. Вернадского хранятся в том числе и рейзеле, еще в 1918 году вошедшие в «Альбом еврейской художественной старины» и изданные только в 1994-м и 2001 гг.

Вооружившись этими знаниями и просветившись на предмет правил вырезания, участники мастер-класса принялись за работу — резали по шаблонам, любезно предоставленным Ириной Борисовной. Она призналась, что не ожидала такого ажиотажа, поэтому ножниц на всех не хватило и некоторым пришлось воспользоваться канцелярским ножом. В процессе к нам присоединялись новые люди — в частности, какая-то девочка сильно воодушевилась и все говорила: «И я так хочу!» Для нее Ирина Борисовна минуты за две вырезала прекрасного еврейского мальчика, и еще за одну — девочку. Вырезала и я картинку — довольно кривую хамсу. И вот думаю: не быть мне пока приличной невестой…


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе