Маккавеи - далекие и близкие

Максимум познавательного потенциала новогоднего торжества - прочитать в каком-нибудь СМИ историю появления Деда Мороза, григорианского календаря или о традициях встречи первого января. Что касается Рождества, то научный подход к истокам этого светлого праздника выглядит святотатством для тех, кто ассоциирует себя с христианством. Тем временем еврейский зимний праздник Ханука подвигнул израильских ученых собраться и поделиться знанием о событиях, произошедших пару тысячелетий назад. Все же традиция непрерывной учебы дает о себе знать. Наш корреспондент побывал на конференции, посвященной Маккавеям.

Каждая Ханука приносит мне огромное множество разнообразных открытий. В нынешнем году, например, я с удивлением узнал, во что перерос невинный ханукальный обычай игры в дрейдл. Как выяснилось, в США проходят полноценные чемпионаты по волчку, функционирует Major League Dreidel, на соревнованиях выигрывает тот, у кого самый долгий Time of Spin (время вращения), и вообще крутить волчок нынче модно не на кухонном столе, а в Спинагоге...

Но это Америка, там все должно быть масштабным. В Израиле же, не забывая о внешних атрибутах праздника, все-таки больше внимания уделяют его урокам — историческим и актуальным. Прошедшая 17 декабря в самарийском поселении Офра конференция "Ханука в стране Хасмонееев" была посвящена именно этим аспектам. Впрочем, и в Офре речь шла об открытиях. Своеобразный подарок к Хануке преподнесло израильское Управление древностей, чьи исследователи установили, что царство Хасмонеев было значительно больше, чем предполагалось ранее. В трех с половиной километрах к западу от кибуца Сдэ-Бокер, на древнем набатейском Пути благовоний находятся развалины небольшой крепости Маагора. Раньше ученые считали, что крепость построили римляне. Однако подробный анализ строения показал, что по всем архитектурным признакам укрепления в Маагоре полностью соответствуют крепостям, построенным хасмонейским царем Александром Янаем. Если учесть, что в другой набатейской точке — Ницане — недавно нашли отчеканенные Александром Янаем монеты, получается, что потомки Маккавеев сумели завоевать и Негев. Кроме обсуждения этой "новости" в кулуарах конференции откровенно потешались над "открытием" профессора Дорона Мандельса, который накануне Хануки решил обелить Антиоха Эпифана. На основании своих исторических исследований Мандельс пришел к выводу, что вопреки еврейской традиции Антиох не был злодеем — он-де не занимался миссионерством и не стремился заставить всех евреев сменить религию и стать рядовыми эллинами, а "всего лишь" требовал от них перестать выполнять заповеди, такие как обрезание, изучение Торы, соблюдение шабата и т.д. Участникам конференции особенно понравился оборот "всего лишь", и они то ли в шутку, то ли всерьез спрашивали друг друга, что еще должен был сотворить Антиох, чтобы 2200 лет спустя не нашлось евреев, желающих извиниться за победу над греко-сирийскими царями.

В Офре определенно никто не собирался реабилитировать Селевкидов. После зажигания ханукальных свечей и многоголосого исполнения "Маоз Цур" доктор Хаги Бен-Арци прочитал лекцию о военном и политическом наследии Йонатана, первого первосвященника и этнарха Хасмонейского государства.

Следующим выступал Зеэв Эрлих и рассказал о битве при Эммаусе, в которой ярко проявился военный гений старшего из братьев Маккавеев. Осенью 165 года до н.э. в Эмаусе только смелые и неожиданные действия помогли победить значительно превосходящие по численности войска наместника Келесирии Птолемея: еврейские повстанцы сначала сумели выманить основные силы врага, а затем с рассветом атаковали лагерь Селевкидов. Успех превысил все ожидания — вражеские силы были разбиты. По мнению Эрлиха, созвездие побед Йегуды Маккавея составляет символическую "ханукию Хасмонеев" — в нее, словно восемь свечей, входят восемь сражений Йегуды Маккавея (четыре до освобождения Иерусалима и четыре после, в 162 и 161 годах до н.э.), а в центре красуется освобождение Храма и Иерусалима.

Нумерологическая символика Хануки традиционно выделяет сходство слов шмонэ ("восемь") и шемен ("масло"), но также и слово Хасмонеи, которое является сочетанием корня шемен и буквы "хет", числовое значение которой тоже восемь.
Профессор Аса Кашер и раввин Шломо Авинер обсудили морально-этические дилеммы, с которыми сталкивались Маккавеи в ходе военных операций, и попытались спроецировать их решения на военные реалии наших дней. Раввин Авинер рассказал и о духовной подготовке к битве при Эмаусе: готовясь к ней, войска Йегуды Макавея несколько дней провели в посте и молитве, а незадолго перед самим сражением в Мицпе, в 7 километрах к северу от Иерусалима, прошло массовое богослужение.

Еще любопытнее оказалась третья часть конференции, в ходе которой два офицера с обширным боевым опытом — подполковники Итай Виров и Герци Халеви — провели анализ тактических решений полководцев Маккавеев. На примере нескольких сражений Виров продемонстрировал, как отряды Йегуды Маккавея умели использовать специфику местности, а Герци Халеви подробно рассказал о методах сбора разведданных, применявшихся еврейскими повстанцами, и даже провел параллели между ними и методами разведработы в наши дни. Как выяснилось, ничего принципиально нового за последние двадцать два столетия разведчики не изобрели, что также стало для меня неожиданным открытием. В завершении конференции сразу несколько выступавших попытались ответить на вопрос ведущего о главном уроке восстания Маккавеев. Не сговариваясь, все они высказали мнение, что урок этот изложен в словах Шимона, последнего из сыновей Маттитьягу Маккавея:

"Чужой земли мы не брали,
над чужим имением не господствовали,
но наследие наших отцов,
неправедно отобранное у нас некогда,
мы вернули себе, улучив подходящее время".


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе