Хайфа в цветах

Очередь на вход на Международную выставку цветов в Хайфе оказалась очень длинной. В 99 случаях из 100 я бы вряд ли этому обрадовался, но на этот раз мне повезло с соседом по очереди, которым оказался чрезвычайно разговорчивый дирижер, да к тому же еще и любитель цветоводства. Мой новый знакомый не видел противоречия в этом сочетании столь разных областей и рассказал историю про своего более известного предшественника.

26 декабря 1936 года легендарный Артуро Тосканини дирижировал первым концертом только что созданного Симфонического оркестра Эрец-Исраэль, позднее ставшего Израильским филармоническим. Восторженная еврейская общественность искала способ отблагодарить маэстро. Искала и нашла: ему решили подарить цитрусовую плантацию близ деревушки Рамот ха-Шавим. Растроганный Тосканини посетил цитрусовый сад вместе с женой, впечатлился, но отреагировал с юмором: «Есть те, кто верят в талант моей дирижерской палочки, но кто поверит в мой талант земледельца?»

Мой сосед, если верить его словам, обладал обоими талантами, но на выставке признал, что такой красоты ему не доводилось не то что создавать, но даже видеть. Еще до первых павильонов посетителей ждали гигантские клумбы в форме сказочных цветов и кусты-скульптуры, цветочные панно и гирлянды, букеты всех размеров и форм, а еще уличные артисты и циркачи в «цветочных» одеяниях. Однако для того чтобы понять, что такое настоящая креативная флористика, нужно было посетить крытые павильоны.

Каждый павильон был посвящен определенной теме. В «Мире фантазий» благодаря специальному освещению орхидеи переливались чуть ли не всеми цветами радуги, и посетитель погружался в гипнотическую сказку. В «Мире чувств» цветы благоухали с такой силой, что можно было просто закрыть глаза — запахи вполне заменяли зрение. В «Тайном саду», чтобы насладиться буйством красок, приходилось, преодолевая темноту, вглядываться сквозь щели в «ограде», словно подсматривая за райским садом какого-нибудь восточного султана. Особой изысканностью и оригинальностью отличался японский павильон, дизайн которого — как поспешил меня заверить всезнающий дирижер — «в точности соответствовал эстетическим представлениям Страны восходящего солнца».

Экспонаты для выставки свозили со всего мира. В арсенале подготовивших праздник флористов было не менее 400 видов разных цветов. Только голландский павильон выделялся строгим пуризмом — в нем были одни лишь тюльпаны, в других же залах организаторы словно доказывали, что несочетаемых сочетаний не бывает. 28 тысяч орхидей разных видов, 11 тысяч лилий, тысячи роз и африканских протей — все это переплеталось, образуя самые причудливые сюжеты. В «Морском зале» цветы предстали одновременно и корабельными снастями, и сказочными водорослями, и обитателями океанских глубин.

Выходя с выставки, все гадали, окажется ли она одноразовым подарком Хайфе или станет традиционной. Неутомимый дирижер и тут оказался осведомленнее других и сообщил, что в следующем году красочный фестиваль флористики состоится вновь, да к тому же на нем впервые пойдут на смелый эксперимент: цветочные скульптуры и инсталляции оставят надолго, чтобы посетители смогли понаблюдать за ростом цветов и трансформацией искусства в реальном времени.





     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе