Еврейская мама на экране: опытная женщина ищет молодого...

Обзор фильмов про хороших еврейских девочек в трудных обстоятельствах не может не продолжиться обзором фильмов про еврейских мам, ибо именно в них и превращаются хорошие еврейские девочки. Стоит ли удивляться, что идише мамам все по плечу? Михаэль Дорфман написал нам про кино, которое в марте появится в российском прокате.

Рассказывают, как летели в самолете мать с дочкой. Вдруг мать начинает громко кричать: «Доктора! Доктора!! Позовите доктора!» Стюардессы засуетились, спрашивают, нет ли врача среди пассажиров. Нашелся один молодой врач, подбежал.
- Вы доктор?
- Да, мэм.
- Тогда посмотрите – это моя дочь Эллочка. Она красавица, умница, замечательная хозяйка, а к тому же еще читает умные книжки. Я хочу вас познакомить…

К стандартному списку престижных зятьев – доктор и адвокат - сегодня прибавились и другие профессии, вызванные глобализацией и цифровой революцией конца ХХ века. Мамы тоже поменялись. Сказать в Америке «идише мамэ» не означает сделать комплимент. Наоборот, речь идет о жесткой, деспотичной, манипулятивной особе, топчущей своих детей ради их пользы, как она это понимает. «Идише мамэ» давно уже не относится только к еврейской маме.

В фильме «Потому что я так хочу!» (Because I Said So, реж. Майкл Лехман, 2007) перед нами еврейская мама Дафна Уайлдер – шумная, жесткая, гиперактивная, толкающая дочь к успеху, не особенно считаясь с ее желаниями. Она пытается не допустить, чтобы дочь Милли повторила ее ошибки и осталась одна. Дафна уже не кричит в самолете, а вывешивает в Интернете объявление: «Опытная женщина ищет молодого мужчину для своей дочери»… Фильм полон знакомых клише, но такова уж материнская забота, «чтоб было, как у людей».

Дафна тщательно интервьюирует целый ряд молодых людей, пока не останавливается на кандидатуре архитектора-миллионера, которого и толкает в объятья ничего не подозревающей дочери. Зато другой кандидат (отвергнутый матерью) - музыкант и отец-одиночка - является в компанию по кейтерингу, принадлежащую дочери, и начинает ухаживания. Пока дело доходит до распития шампанского, происходит множество забавных вещей.

Все это могло бы показаться тяжелым зрелищем, очередным разоблачением фрейдистского монстра, если бы роль матери не играла неподражаемая Дайан Китон. Она превращает свою зрелищную игру в откровенную самопародию. Но даже пытаясь разрушить клише, она все равно не выходит за рамки роли слишком заботливой мамаши, стремящейся к тому, «чтобы дочь не кончила, как тот жалкий персонаж из Теннеси Уильямса».

Американская традиция вывела целую плеяду деспотичных матерей. Дафна намекает на хрестоматийную драму «Стеклянный зверинец» о заботливой и преданной матери, которая железной рукой управляет своим семейством в годы Великой депрессии, знает, «как лучше», и в конце концов разрушает судьбы своих близких. Есть еще одна страшная мать, подавляющая своих детей, в «Забытых в Йонкерсе» Нила Саймона.

Дафна вроде бы «не такая» и уж во всяком случае не хочет кончить, как они. Дафна с дочкой – «подружки», ходят вместе на шопинг, в таиландские спа, вместе двигают мебель. Они беседуют о сексе, об оргазме и смысле обрезания… Правда, больше беседует мама, видящая в дочери не личность, а как бы часть себя, как руку или ногу.

После Оскара в фильме "Любовь по правилам... и без" («Something Gotta Give»), после ряда ролей в картинах Вуди Аллена, многие критики спрашивали, когда Дайан Китон создаст «свою» комедию. Комедия перед нами. «Идише мамэ» в исполнении Дайан Китон получается такая, что к концу фильма начинаешь понимать, почему несмотря на все мы вспоминаем их, наших еврейских мам, с теплотой и благодарностью.


     

     

     


    Комментарии

     

     

     

     

    Читайте в этом разделе